О проекте

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга


Главная > Пещерные города Крыма > Основные этапы развития

Основные этапы развития

< Обратно в раздел

Весьма сложно однозначно определить, какой из этносов, прошедших через полуостров или успевший сложиться на его территории за бурную средневековую пору, был конкретным создателем того или иного "пещерного города" или тем более городов в целом. По-разному складывались судьбы этих поселений на различных этапах истории полуострова. За время своего весьма продолжительного бытия они не раз могли поменять свой статус, население и даже имя. Кстати, в подавляющем большинстве названия "пещерных городов", дошедшие до нас, несомненно, возникли очень поздно, тогда, когда они уже были давно покинуты жителями и окрестное население потеряло о них реальную историческую память. Показателен в этом отношении пример названия одного из самых живописных памятников - Эски-Кермена. Название переводится с крымскотатарского языка как "Старая крепость", впервые оно фиксируется только в конце XVIII в. Лишь для Мангупа, Чуфут-Кале и Инкермана известны их дотатарские названия, соответственно: Феодоро, Кырк-Ор, Каламита, но и они не являются первоначальными, а фиксируются источниками не ранее второй половины XIII в., да и только в отношении Кырк-Ора.

По поводу первоначальных наименований дискуссия продолжается не первое столетие. Для подхода к весьма непростой проблеме происхождения "пещерных городов" весьма важно определить характер каждого из них, чем в действительности являлось то или иное поселение и какие этапы в своем существовании оно прошло, были ли какие-либо общие причины для возникновения всех поселений или каких-либо их особых групп, можно ли установить какие-то общие закономерности в рождении, развитии и угасании "пещерных городов"?

Лучше всего попытаться ответить на этот вопрос, опираясь на результаты изучения крупнейших (Мангуп, Эски-Кермен и Чуфут-Кале), давших наиболее представительный материал для восстановления их исторического пути.

Первый период догородской, начальный этап жизни поселений, зародившихся в области расселения варваров как убежища на случай нападений кочевников. Для этого лучше всего подходили "естественные крепости", которыми изобилует юго-западная часть Внутренней гряды. По мере того как укреплялось здесь влияние Византии, политическое и идеологическое, а также нарастала внешняя угроза в связи с продвижением к берегам Черного моря границ гигантской степной империи, Тюркского Каганата. Тогда в середине VI в., когда Византия находилась на пике своего могущества, а с другой стороны максимально возросла и опасность военной конфронтации с Каганатом, были приняты решительные меры к созданию мощного укрепленного района вокруг важнейшего для Византии стратегического опорного пункта на западном фланге полуострова, Херсона По сути, это был крайний северный пик европейских владений Византии, позволявший в рамках большой стратегии контролировать все Черное море. Это объясняет, почему император Юстиниан I (527-565 гг.) не поскупился на средства и квалифицированных инженеров для возведения в области расселения его союзников в Таврике, готов и аланов, по крайней мере, трех сильных крепостей, из них двух в близком соседстве: между Мангупом и Эски-Керменом всего 5 км. Третья, на плато Чуфут-Кале, отдалена от них на 20 км к северо-востоку . Для всех этих крепостей характерны общие для ранневизантийской фортификации черты. Характерными признаками этого этапа является появление мощных оборонительных систем, обеспечивавших защиту максимально возможной площади труднодоступных плато. В то же время территории этих обширных крепостей были заселены довольно слабо, постоянно здесь находились только относительно немногочисленные гарнизоны. Людьми они наполнялись лишь в случае появления значительных сил неприятеля, сюда свозилось наиболее ценное имущество, прежде всего запасы продовольствия, сгонялся скот. Для этого и резервировалась столь значительные пространства под защитой обрывов и крепких стен.

Внутри крепостей, с их более чем скудной внутренней жилой застройкой, особенно горделиво и величественно выглядели великолепные храмы-базилики, предназначавшиеся не только для истинно верующих - таких среди варваров первоначально было немного, а прежде всего для обращения масс язычников в христианство: на это дальновидные византийские правители денег не жалели. Эти храмы были центрами не только идеологической, но и культурной жизни. Уже на этом, начальном этапе существования, в крепостях появляются первые немногочисленные искусственные пещерные сооружения. Создавались они по образу погребальных сооружений, подземных склепов, типичных для раннесредневековой эпохи. Не случайно располагались они преимущественно возле оборонительных стен, используясь как укрытия для караульных или как дозорные посты. Вырубались в скале и зернохранилища в виде веретенообразных или колоколообразных ям, располагавшихся обычно гнездами. Начало этого этапа в жизни "пещерных городов" можно отнести ко второй половине VI в. Для Мангупа и Эски-Кермена он завершается в IX в. временным захватом крепостей хазарами. Труднее обстоит дело с Чуфут-Кале, поскольку на большей части территории поселения сохранился практически только культурный слой, отражающий последний этап существования - ХVII-Х1Х вв. Это связано во-первых, с использованием крепости как убежища, по крайней мере, до второй половин XIV в. - постоянное население в ней если было, то весьма незначительное; во-вторых, в последние века существования неоднократно производилась генеральная очистка территории города от строительного и бытового мусора, т.е. по сути уничтожался культурный слой, дающий главную археологическую информацию. Однако все же удалось в отдельных местах на периферии поселения, прежде всего в расселинах на краю обрыва, перекрытых оборонительными стенами, обнаружить ранние материалы, а кроме того, сейчас не вызывает сомнения связь с крепостью могильника на южном склоне плато, в ущелье Марьям-дере, датируемого VI-IХ вв. Это и есть наиболее вероятная дата раннего, догородского этапа в жизни Чуфут-Кале.

Занятием населения этого периода было преимущественно отгонно-пастбищное скотоводство в сочетании с земледелием. Местное ремесленное производство было развито слабо, имело домашний характер. Значительным был приток импортных изделий, главным образом из прибрежных византийских центров. Это не удивительно, поскольку рассмотренные нами три крупнейших "пещерных города" начинали свой путь как укрепленные поселения в качестве военно-опорных пунктов, характерных для ранневизантийского пограничья, в условиях горных районов, населенных варварами.

Заметные изменения в облике относительно небольших по размерам "пещерных городов" отмечаются в конце первого тысячелетия н. э. Некоторые из них приобретают черты "малых городов" (Бакла, Тепе-Кермен). Из крупных этот процесс захватывает Эски-Кермен. Перемены эти выражаются в появлении довольно плотной застройки плато жилыми компактными усадьбами городского типа. Развивается местное ремесленное производство при сохранении традиционных торговых связей с византийским Херсонесом. Усиливается роль плужного земледелия в сочетании со скотоводством - уже со стойловым содержанием скота. Появляется большое количество искусственных пещерных сооружений, в основном хозяйственного назначения. В области идеологической завершается процесс христианизации, что получает наиболее яркое выражение в появлении относительно небольших наземных и пещерных церквей. Наряду с ними продолжают функционировать и большие ранние базилики.

Начало рассматриваемого периода может быть соотнесено со временем хазарской экспансии в Юго-Западной Таврике, пик которой приходится на конец VIII-начало IX в. Затем около полустолетия ситуация была стабильной, Мангупская и Эски-Керменская крепости попали под контроль хазар, они определяли византийско-хазарское пограничье до второй половины IX или даже до начала Х в. Причем на первом поселении обжитая территория, по сравнению с предшествующим периодом, существенно сократилась, ограничиваясь, преимущественно, мысом Тешкли-бурун и прилегающей к нему ближайшей территорий; второе поселение развивалось более интенсивно и в XII-ХШ вв. оно представляло по существу единственный город на территории, отождествляемой с исторической Крымской Готией. Соответственно для крымской Алании военным центром являлась крепость Кырк-ор (Чуфут-Кале), а Бакла представляла поселение городского типа. В конце ХШ в. процесс развития этих ранних городов был прерван нашествием орды Ногая. После него жизнь здесь или не возродилась (Бакла), или же поселене превратились по сути в деревню (Эски-Кермен). Что касается Мангупа и Чуфут-Кале, то нет пока данных о существовании там с XI по XIII в. какой-либо заметной жилой застройки.

Городской период больших городищ представлен Феодоро (Мангупом) и Кырк-Ором, имеющими ясно выраженное административное ядро и жилую застройку. В этот период развивается производство, в особенности кузнечное, гончарное, строительное. В планировке просматривается квартальная система. На Мангупе территория была разделена на приходы, в Кырк-Оре, вероятно, на махалли по этно-конфессиональному признаку. Реконструируется оборонительная система, хотя в крепостных ансамблях сохраняются ранневизантийские укрепленные внешние линии. В Феодоро появляется вторая линия обороны и цитадель, в Кырк-Оре в конце периода возводится восточная оборонительная стена, превратившая византийскую напольную систему во внутреннюю (Средняя стена). Расцветает монументальная архитектура: на Мангупе возводятся и реконструируются церкви, дворцовые комплексы в центре города и в цитадели; в Кырк-Оре строится мечеть и мавзолей Джанике-ханым. Появляется большое количество пещерных сооружений, интерьеры которых подражают наземным постройкам.

Данный период в жизни крупных поселений определяется политическими обстоятельствами: превращением Феодоро и Кырк-Ора в столичные центры. Первый возглавляет одноименное христианское княжество, возникшее, вероятно, в первой половине XIV в.; практически одновременно с ним Кырк-Ор, захваченный татарами, становится центром бейлика в составе Золотой Орды, а с 30-х гг. XV в. - столицей Крымского ханства. Таким образом, вместо двух погибших раннегородских поселений в Алании и Готии возникают два новых, ставших административными центрами политических образований, сыгравших важную роль в международной жизни Причерноморского региона.

Позднегородской период начинается в конце XV в. В результате турецкого завоевания 1475 г. на полуострове было ликвидировано княжество Феодоро. Мангуп превратился в центр провинциального кадылыка, город приходит в упадок, однако по крайней мере до конца XVI в. здесь еще сохраняется христианское население. Окончательно поселение угасает к концу XVIII в. в связи с утратой им военных и административных функций.

Кырк-Ор после переноса ханской ставки в Бахчисарай (начало XVI в.) сохраняет лишь торгово-ремесленные функции. Здесь усиливается роль караимской общины, строительная деятельность которой поддерживает городской облик поселения. Активное участие в экономической жизни расположенной рядом столице ханства позволило оттянуть угасание поселения до второй половины XIX в.

Таким образом, период с конца XV по XIX в. характеризуется постепенной деградацией городов в горном районе Юго-Западной Таврики. Причиной этого стали изменения геополитической ситуации в Северном Причерноморье, при которой уменьшилась роль внутренних крепостей. На заключительной стадии своего существования они становятся обиталищами этно-конфессиональных общин (караимов, крымчаков).

Итак, на примере этапов эволюции городов Юго-западной Таврики можно видеть, что очаг градообразования здесь просуществовал на протяжении всей средневековой эпохи. Определяющим фактором существования этих поселений являлось выполнение ими в первую очередь военно-административных, а заем уже социально-экономических функций.

В пределах этого очага можно выделить две зоны: одна, охватывающая междуречье среднего и верхнего течения Альмы и Бельбека, совпадающая с исторической областью "Аланией", вторая - междуречье среднего и верхнего течения Бельбека и Черной, историческая "Готия". Одновременно в каждой из них существовало не более одного -двух поселений городского типа. Выделенные четыре этапа в эволюции городских поселений, вероятно отражают исторические эпохи в жизни северо-причерноморского региона.

Литература:
Айбабин А.И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // Материалы по археологии, истории, этнографии Таврии. - 1990. - Вып. 1.
Бахчисарайский историко-культурный заповедник. Путеводитель. -Симферополь, 1995.
Веймарн Е.В. "Пещерные города" Крыма в свете археологических исследований 1954-1955 гг. // Советская Археология.-1958.-№1.
Веймарн Е.В. "Пещерные города" Крыма // Проблемы истории "пещерных городов" в Крыму.- Симферополь, 1992.
Воронин Ю.В., Даниленко В.Н. Обстоятельства и время возникновения пещерных монастырей Крыма // Проблемы истории "пещерных городов" в Крыму.- Симферополь, 1992.
Герцен А.Г. К проблеме типологии средневековых городищ Юго-Западной Таврики //Византия и средневековый Крым.-Симферополь, 1996.
Герцен А.Г., Могаричев Ю.М. О времени и причинах возникновения пещерных монастырей Крыма // Крымский музей.-1995.-№1.
Герцен А.Г., Махнева О.А. Пещерные города Крыма.-Симферополь,1989. Домбровский О.И. Фрески средневекового Крыма.-К.,1965.
Дорогой тысячелетий: Экскурсии по средневековому Крыму.-Симферополь, 1966.
Кеппен П. И. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических: Крымский сборник.-СПб.,1837.
Латышев В.В. Сборник греческих надписей христианских времен из Южной России.-СПб., 1896.
Могаричев Ю.М. Пещерные сооружения средневековых городищ Юго-Западного Крыма // Проблемы истории "пещерных городов" в Крыму.- Симферополь, 1992.
Мыц В.Л. Укрепления Таврики Х - XV вв.-К., 1991.
Талис Д.Л. Оборонительные сооружения Юго-Западной Таврики как исторический источник // Археологические исследования на юге Восточной Европы.-М.,1974.
Тур В.Г. Крымские православные монастыри XIX - начала XX в. История, правовое положение.-Симферополь, 1998.
Эвлия Челеби. Книга путешествия.-Симферополь, 1996.
Якобсон А.Л. Византия в истории раннесредневековой Таврики // Советская Археология.-1954.-№34.
Якобсон А.Л. Средневековый Крым.-М.;Л.,1964.
Якобсон А.Л. Раннесредневековые сельские поселения Юго-Западной Таврики // МИА.- 1970.-№ 168.



Copyright © 2003 "Древнее золото Крыма".