О проекте

  Новости

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга



Главная > Народы > Хазары

Хазары

< Обратно к разделу

Первые достоверные сведения о хазарах появляются в начале VI в. Вопрос об их происхождении до сих пор не получил однозначного ответа. Скорее всего, предки хазар проживали в Центральной Азии на границах с Китаем, где письменные источники зафиксировали их под именем "коса". Вероятнее всего, они представляли этнический конгломерат, в котором были представлены как угрские, (близкие мадьярам-венграм), иранские, так и доминирующие тюркские элементы. Пользуется популярностью версия о том, что хазары говорили на одном из прототюркских языков, современным наследником которого считают

Хазарский всадник.
Реконструкция М. Горелика.

чувашский язык. К сожалению, до наших дней не дошло ни одного текста на их оригинальном языке. Основным занятием ранних хазар было кочевое скотоводство. Однако, по мере втягивания в контакты с земледельческим населением Северного Кавказа, Закавказья и низовьев Волги, часть хазар постепенно переходит к оседлости. До начала VII в. хазары вместе с тюркоязычными племенами болгар, населявшими Приазовье, входили в состав Западно-тюркского каганата. К середине VII в. это государство, бывшее наследником распавшейся великой империи номадов - Тюркского каганата, - в свою очередь дробится, давая начало новым этнополитическим образованиям; среди них особенно заметным становится хазарское. Именно оно стало первым в раннесредневековой истории Восточной Европы централизованным политическим объединением, сохранявшим эту роль до возвышения Киевской Руси (конец IX в.). В 60-х гг. VII в. хазары разгромили болгарскую конфедерацию, известную как Великая . Часть болгар часть болгар осталась на месте и стала подданными хазар.

Именно в это время хазары появляются на берегах Керченского пролива. Новейшие археологические раскопки открыли слой пожара, датированный нумизматическими находками концом VII в. С этого времени начинается постепенное продвижение хазар в западном направлении, отмеченное остатками поселений т.н. салтово-маяцкой культуры, отождествляемой археологами с полиэтничным населением Хазарского каганата.

Керченский и Таманский полуострова имели исключительно важное значение для контроля над проливом, связывавшим Черное и Азовское моря. Контроль над этой и другими торговыми артериями стал одним из главных источников обогащения верхушки хазарского общества. Правда, сами торговые операции находились в руках купцов-евреев, основавших в Хазарии, как и в ряде других стран, свои торговые фактории. Это обстоятельство впоследствии способствовало распространению здесь иудаизма и принятию его хазарской верхушкой в конце VIII в. - начале IX в. Хотя продолжали одновременно сосуществовать и архаичный культ верховного божества Тенгри-хана, и шаманизм.

К началу VIII в. власть хазар простиралась до среднего течения Днепра, где в зависимость от них попали восточнославянские племена До прорыва восточной границы каганата печенегами, ими контролировалась практически вся территория Северного Причерноморья. Не случайно византийский летописец Феофан констатировал: "Хазары, великий народ..., овладели всей землей до Понтийского (Черного) моря". Выход хазарских владений на черноморское побережье, прежде всего - на крымское, отразился в названии Черного моря, которое в трудах арабских авторов, например, весьма информированного географа Ибн Хордадбеха (IX в.), фигурирует как "Хазарское".

Экспансия хазар на территории, находившейся в поле интересов Византийской империи, не вызвала решительных ответных действий последней. Причиной была общая для двух государств смертельная угроза со стороны арабов. Они вынуждены были установить союзнические отношения для организации обороны своих владений в Закавказье. К сожалению, внутренняя жизнь на полуострове в хазарское время чрезвычайно скудно отражена в немногих дошедших до нас письменных источниках. Обычно в них фиксировались события, в которых участвовали лица значимые в масштабах Византийской империи. Византийский автор Феофан включил в свой труд, "Хронографию", рассказ о приключениях свергнутого с престола императора Юстиниана II, позволяющий представить характер византийско-хазарских отношений в начальной стадии постепенного распространения власти хазар на территорию Таврики.

Вновь хазары фигурируют в истории Таврики уже в конце VIII в., в связи с выступлением против них местного христианского населения, известного как восстание под предводительством Иоанна Готского. Это событие было лишь эпизодом в деятельности духовного лидера, личность которого были заметна в масштабах религиозной жизни Империи. Это была уже иная эпоха в истории Византии, получившая название иконоборческой. Этот период слабо освещен источниками как в целом для Византии, так и для Крыма в частности. Поэтому каждое свидетельство о событиях этого времени имеет огромную ценность.
О деяниях Иоанна Готского сообщает его жизнеописание, созданное в первой половине IX в., т.е. уже в условиях восстановленного иконопочитания. Иоанн обратил на себя внимание агиографов(от греч. агиос - святой, графо - описание) в связи с его деятельностью в поддержку культа икон, которая разворачивалась в таких крупных религиозных и политических центрах как Иерусалим, Константинополь, Мцхета. Крымский эпизод практически никак не связан прямо с этой деятельностью. Он попал в Житие, вероятно, потому, что это была родина преподобного. Неизвестный автор называет ее "землей тавроскифов", понятием архаичным, заимствованным у античных авторов, лишенным уже много столетий реального этнического смысла.

Дорос-Мангуп

Особый интерес для нас представляет отрывок Жития повествующий о захвате хазарами главной крепости Готии - Дороса. Очевидно, поводом для этого стало изменение отношений между Византией и Хазарией. Смена политического курса Константинополем, смещение регентшей Ириной с престола наследника Льва Хазарина Константина VI, ослабление общей для двух государств арабской угрозы, сдерживавшей их конфронтацию в Таврике и на Кавказе, привели, в совокупности, к усилению хазарского давления на оставшиеся еще византийские владения на полуострове. Это была территория, прилегающая к Херсону, вероятно, в основном совпадающая со страной Дори. Военная акция хазар,вызвала возмущение "народа" - т.е. христианизированных готов и алан составлявших основу этнического массива в прибрежных и предгорных районах Таврики. О реакции официальных властей на произошедшие события, при этом, не сообщается. Накопленные к настоящему времени археологические материалы, отражающие хазарский период в истории Мангупского городища, в сопоставлении с достоверными письменными источниками, могут быть интерпретированы следующим образом. До конца VIII - первой половины IX в. крепость Дорос сохраняла свой ранневизантийский облик. Затем наступает перелом, отражением которого стали обширные ремонтные работы в крепости, появление винодельческих комплексов, смена доминирующих типов керамических форм. Вероятно, нормализация политических отношений между Византией и Хазарией во второй половине IX - начале Х в. и, в то же время, открытость и безопасность степных районов Северного Кавказа и Подонья для торговли стимулировали всплеск виноградарства и виноделия в глубинных районах Таврики, где эти занятия не имели распространения в античное время. Эта ситуация лучше всего может быть определена словами известного специалиста по истории хазар М.И. Артамонова: "В Х в. Хазария стала торговым городом с прилегающей провинцией, а не страной, имеющей столицу". И главным торговым партнером ее становится Таврика, из "Климатов" которой "являлись вся жизнь и изобилие Хазарин" (Константин Багрянородный).

В идеологической сфере сохраняет и даже укрепляет свои позиции христианство: по некоторым данным, в этот период расширяется большая базилика в центре Мангупского плато. Все эти данные могут быть истолкованы в пользу версии о кратковременном присутствии хазарского военного контингента в Доросе. За это время было проведено восстановление оборонительной системы, пострадавшей в связи с подавлением восстания местного христианского населения. В дальнейшем хазарское присутствие здесь ограничилось установлением системы административного контроля, который постепенно ослабевал, уступая место вновь усиливающемуся византийскому влиянию. Перемены в хозяйственной жизни поселения, скорее всего, связаны не с миграционными процессами, а с изменением экономической ситуации в Северном Причерноморье периода существования Хазарского каганата.

В пространной редакции письма хазарского царя Иосифа (около 960 г.) в списке местностей в юго-западной части полуострова присутствует топоним "Мангуп", Не все исследователи признают этот документ подлинным, однако, даже доверяя ему, следует признать, что власть правителя хазар в данное время уже не могла распространяться на Таврику. Скорее всего, письмо если и отражает реальное положение, то существовавшее, по крайней мере, несколькими десятилетиями ранее. Это наглядно иллюстрирует обширный политико-географический трактат "Об управлении империей", отразивший этнополитическую ситуацию в Северном Причерноморье на средину X в. . Особый интерес для нашей темы имеет упоминание о Климатах и отношении к ним хазар. Важно отметить, что в указанное время хазары уже совершают походы на Херсон и Климаты. Исходя из содержания т. н. "Киевского письма", хранящегося в Кембриджской университетской библиотеке, являющегося фрагментом переписки, которая велась еврейской общиной Киева в первой половине X в., есть основания считать, что начались они еще раньше, по крайней мере, в начале правления Романа Лакапина, т.е. в 20-е гг. X в. Во времена Константина Багрянородного силой, препятствующей этим действиям хазар, являлись аланы, контролировавшие западные районы Северного Кавказа и Предкавказья. В упомянутом трактате говорится, что правитель Алании может сильно вредить хазарам, "...подстерегая на путях, и нападая на идущих без охраны при переходах к Саркелу, к Климатам и к Херсону. ...хазары, страшась нападения аланов, находят небезопасным поход с войском на Херсон и Климаты и, не имея сил для войны одновременно против тех и других, будут принуждены хранить мир". В то же время, эта территория оказалась под угрозой нападения с севера, со стороны печенегов, против которой Византии приходилось применять в основном дипломатические меры противодействия. Ослабление хазарского присутствия в Таврике отмечается уже столетием раньше. Свидетельством этому может служить пассаж Константина Багрянородного, посвященный созданию крепости Саркел и учреждению фемы (военно-административного округа) Климатов. Автор вкладывает в уста приближенного императора Петроны, адресованную императору Феофилу (829-842 гг.) следующую многозначащую фразу с мотивацией необходимости административно-политических реформ в области Херсона: "Если ты хочешь всецело и самовластно повелевать крепостью Херсоном и местностями в нем и не упустить их из своих рук, избери собственного стратига и не доверяй их протевонам и архонтам". Таким образом, если следовать логике и сути сообщений византийских письменных источников, получается, что хазарское присутствие в окрестностях Херсона, не обязательно физическое, но выражающееся в традиционной форме выплаты им дани с подчиненных территорий, должно быть ограничено временем подавления восстания под предводительством Иоанна Готского (приблизительно вторая половина 80-х гг. VIII в.) и учреждением фемы Климатов - Херсона, т.е. до 841 г. Двадцать лет спустя Константин Философ (Кирилл, один из создателей славянской азбуки), оказавшийся в Херсоне на пути следования с миссией к хазарам, отметил, что "этот город пограничен с Хазарскою землею". Соседство это ощущалось как враждебное, не позволявшее горожанам быть в безопасности за его стенами. Все это позволяет предполагать, что восстановление в полной мере византийской власти над климатами Готии произошло ближе к концу IX в.

Полуземлянка из поселения
Тау-Кипчак.
Реконструкция И. Баранова

Одним из интереснейших сюжетов религиозной жизни Таврики хазарского периода является обращение хазар в иудаизм. Следует отметить, что ранние хазары (до VIII в.) в основной массе были язычниками. Они поклонялись многочисленным богам, тенгри, среди которых постепенно усиливался авторитет наиболее почитаемого Тенгри-хана, бога света и неба. В этом была заинтересована, прежде всего, верхушка хазарского общества, видевшая необходимость усиления центральной власти в лице верховного вождя-кагана. Южные и западные соседи Хазарии, арабы и византийцы, стремились вовлечь ее в сферу своих религиозных систем с целью идеологического и политического воздействия. Поражение в войне с арабами в начале VIII в. вынудило хазарского кагана принять ислам. Правда, вскоре ситуация изменилась и произошел возврат к прежнему язычеству. Столкновение с интересами Византии в Крыму не способствовало популярности среди хазар христианства. Однако все более очевидной становилась необходимость принятия в государстве монотеистической религии, которая способствовала бы укреплению центральной власти. В то же время, этот шаг не должен был повлечь установления вассальных отношений с теми, от кого принималась вера.
В начале IX в., между 799 и 809 гг., хазарский каган провел религиозную реформу, сводившуюся к принятию верхушкой государства иудаизма, в одинаковой мере противостоящего как исламу, так и христианству. Однако, действительно заметным распространение этой религии в хазарском обществе, по мнению ряда современных авторов, становится после 861 г., т.е. после провала миссии Константина Философа, пытавшегося обратить хазар в христианство. Это окончательно поссорило Хазарию и Византию.
X в., как отмечалось выше, был временем все более заметного упадка хазарского государства, сокращавшегося территориально и все более страдавшего от натиска соседей. Смертельный удар каганату был нанесен в 60-е гг. киевским князем Святославом, захватившим и разорившим основные хазарские города на Дону и в Нижнем Поволжье.

Очевидно, после этих событий часть хазар еще оставалась в зависимой от Византии Юго-Восточной Таврики. Византийские хронисты упоминают о восстании 1015 г. под предводительством Георгия Цуло и ответной экспедиции византийского флота, вероятно, в Крым в 1016 г. Это историческое лицо известно нам также по находкам печатей. Большинство исследователей поддерживают его местное тюркское, возможно, праболгарское, происхождение. Относительно сущности восстания ряд авторов считает, что это был разгром остатков Хазарского каганата в Крыму. Однако, каганата к этому времени фактически уже не существовало. Скорее всего, речь может идти о представившейся возможности ликвидировать крепнущий и набирающий все большую самостоятельность реликт хазарского каганата в юго-восточной части полуострова, все менее зависимый от имперских чиновников.О подробностях военных действий источник умалчивает; известно лишь, что поход оказался удачным для императора Василия II (976-1025 гг.). Византийская власть на полуострове была восстановлена. Вполне возможно, что именно с этими событиями связано исчезновение археологических комплексов, отождествляемых с культурой населения Хазарского каганата. Видимо, часть местного населения вынуждена была в спешке бежать, часть осталась на полуострове, послужив одной из составляющих при формировании этнически сложного населения средневековой Таврики. Во всяком случае, со второй половины XIII в., когда на побережье появились генуэзские колонии, вплоть до захвата этих поселений в 1475 г. турками-османами, в генуэзских документах и описаниях путешественников Крымский полуостров фигурирует под названием Газария.

А. Г. Герцен

ЛИТЕРАТУРА:
Айбабин А. И. Этническая история ранневизантийского Крыма. - Симферополь, 1999.
Артамонов М. И. История хазар. - Л., 1962.
Новосельцев А. П. Хазарский каганат и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. - М., 1990.
Магомедов М. Г. Образование Хазарского каганата. - М., 1983.
Плетнева С. А. От кочевий к городам. Салтово-маяцкая культура. - М., 1967.
Плетнева С. А. Хазары. - М., 1986.
Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии. - М., 1997



Copyright © 2003 "Древнее золото Крыма".