О проекте

  Новости

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга



Главная > Народы > Крымчаки

Крымчаки

< Обратно к разделу

В современной этнографии крымчаками называют смешанный конгломерат из нескольких групп еврейского происхождения, осевших на крымской земле начиная с первых веков нашей эры, в средневековый период и в раннее новое время. Крымчаки - термин поздний и достаточно условный, возникший лишь после присоединения Крыма к России, в первой половине XIX в., для обозначения местных тюркоязычных евреев-талмудистов, резко отличавшихся от всей прочей массы еврейского населения, начавшего селиться в Крыму после 1783 года. Письменно этот термин в форме "крымчаки-евреи" появляется 18 августа 1859 года в "обращении евреев-землевладельцев колонии Рогатликой в мещанство города Карасубазара". В документах XVIII - XIX вв. крымчаки называют сами себя по-татарски "срель балалары" или по-древнееврейски

Пасхальная агада на древнееврейском языке с переводом на крымчакский этнолект

"бени Исраэль", т.е. "сыны Израиля". Кроме того, в различных источниках более раннего периода на древнееврейском или татарском крымчаки называются "еудим", "ягудилер" или "чуфутлар" (все эти термины следует переводить как "евреи", с тем уточнением, что последний термин имел несколько презрительный характер). Несомненно, что понятие "крымчаки-евреи" (позднее редуцировавшееся до сокращенного "крымчаки" по-русски, или "крымчахлар" по-татарски) является калькой с крымскотатарского "яхудилер кырымча" (т.е. "евреи крымского толка"). Так, по всей видимости, могли представить российской администрации крымских евреев-талмудистов, не знавших русского языка, татарские чиновники. Позднее, во второй половине XIX в., термин "крымчаки" становится основным термином для обозначения этой этнической общности. Тем не менее, история предков современных крымчаков уходит корнями в значительно более далекое прошлое.

Наиболее ранние археологические и эпиграфические памятники свидетельствуют о пребывании евреев на территории Крымского полуострова еще в I в. н.э. Вероятно, что переселение евреев на территорию Крыма началось еще ранее, во II - I вв. до н.э., когда после войн Митридата Евпатора усилились контакты между Боспором и еврейским населением Малой Азии. Различные письменные источники упоминают о проживании еврейского населения в Юго-Западном (Херсонес) и Восточном (Боспор) Крыму во II - IV вв. Диаспора крымских евреев значительно увеличилась в V-VI вв. н.э. вследствие эмиграции в Крым византийских евреев, покинувших империю в связи с антиеврейской политикой византийской церкви во время правления императоров Феодосия II, Зенона и Юстиниана I. В VIII в. еврейское население Крыма было столь велико, что византийский хронист Феофан считал евреев одним из наиболее многочисленных народов, населявших полуостров. В еврейской общине Херсонеса изучал в IX в. древнееврейский язык и грамматику знаменитый Константин (Кирилл), один из создателей кириллической грамоты. Значительное еврейское население проживало также и в других городах Крыма и прилегающих территорий. Так, персидский географ аль-Факих называл Самкерц (Тмутаракань) "еврейским городом", в то время как еврейский путешественник из Испании Вениамин Тудельский упоминал о существовании общины евреев-раввинистов в Судаке во второй половине XII в. Еврейские торговцы и ремесленники неоднократно упоминаются также и в уставе крымских генуэзских колоний 1449 года.

Во второй половине I тысячелетия н.э. община крымских евреев поддерживала постоянный контакт с византийской еврейской общиной и находилась под сильным культурным влиянием последней. В период хазарского владычества иудейское население Крыма значительно возросло вследствие массовой эмиграции византийских евреев, спасавшихся от периодически повторявшихся антисемитских преследований (843, 873-874 и 943 гг.). Доступные на настоящий момент источники совершенно не упоминают о столь часто муссирующихся в современной популярной литературе этнических контактах между крымскими евреями и иудаизированными хазарами. Незначительная прослойка принявших иудаизм тюркоязычных хазар едва ли могла состоять в смешанных браках с грекоговорящими крымскими евреями-талмудистами. Даже если случаи смешанных еврейско-хазарских браков и имели место, то они должны были быть весьма немногочисленны, о чем свидетельствует полное отсутствие упоминаний о подобного рода прецедентах в средневековых документах хазарского времени.

На наш взгляд, ключевым временем в развитии крымской еврейской общины является период установления в Крыму татаро-турецкого господства в XIII - XV вв. Именно с татарским вторжением в Крым связано появление нескольких, по всей видимости, уже тюркоязычных, иудейских общин в тех регионах, где ранее еврейское население не было отмечено. С XIII в., а именно со времени приезда караимов, исповедовавших иудаизм неталмудического толка, исследователь истории еврейской общины Крыма начинает сталкиваться с довольно сложной терминологической проблемой: дело в том, что подавляющее большинство нееврейских источников XIII - XVIII вв. не отличало караимов от евреев-раввинистов (иначе - евреев-талмудистов, т.е. , признающих, в отличие от караимов, авторитет Талмуда), называя и тех и других, на различных языках, термином "евреи". Зачастую лишь опосредованные данные помогают нам понять, о каких же "евреях", упоминающихся в источниках, шла речь - о караимах или раввинистах-крымчаках.

1278 годом датируется сообщение караимского автора Аарон бен Иосифа о календарном диспуте между общиной караимов и раббанитов, проживавших тогда в городе Солхате (иначе: Къырым, позднее - Эски Къырым, современный Старый Крым). В Солхате-Къырыме проживал в XIV в. Авраам Къырыми (т.е. "из [города] Крыма"), автор блестящего теологического трактата "Сефат а-эмет" ("Язык истины"), написанного по просьбе его ученика, караима Езекии (Хизкиягу) бен Эльханана. Авторитет этого ученого быль столь велик, что даже спустя столетие после смерти его имя упоминалось в поминальных молитвах после имен знаменитых еврейских экзегетов Моисея Маймонида и Авраама ибн Эзры. В Солхат судьба привела также в 1506 году и знаменитого европейского каббалиста Моше (Моисея) бен Яакова (1448-1520 гг.), известного также как Моше Изгнанник ("а-Голе") или Моше Киевский ("ми-Киюв"). В Солхат он попал в качестве раба-пленника, захваченного в результате набега татар на город Лида. Несмотря на то, что Моше прославился своей язвительной полемикой с караимскими учеными, из плена он был выкуплен совместными усилиями раббанитской и караимской общин. Оставшись в Крыму, Моше Изгнанник посвятил остаток своей жизни объединению разрозненных талмудических общин Крымского полуострова.

В том же XIII в., по всей видимости, раббанитская община появляется и в городе Каффе (Феодосии). В 1309 году там строится прекрасная в архитектурном отношении синагога, одна из древнейших на территории бывшего СССР, к сожалению, уничтоженная в результате немецкой бомбежки города в 40-е годы. Незадолго до османского завоевания Крыма каффинскими евреями был установлен контакт с крымскими ханами, чья резиденция находилась тогда в Солхате. Один из представителей каффинской иудейской общины - торговец Хозя Кокоз - участвовал в 1472-1486 гг. в переговорах между Иваном III и крымским ханом Менгли Гиреем; известно, что часть их переписки велась на древнееврейском языке. Помимо Каффы и Солхата-Къырыма крупнейшим раббанитским центром в Крыму становится город Карасубазар, где в 1516 году также строится синагога.

Несмотря на то, что у нас нет прямых упоминаний об этом, с большой степенью уверенности можно утверждать, что небольшие раббанитские общины появляются не позже XV - XVI вв. на Мангупе и Кырке-Ере (Чуфут-Кале). О пребывании евреев-раввинистов на Мангупе достаточно четко указывает крымчакская фамилия "Мангупли" ("из Мангупа"), в то время как среди надгробных эпитафий с кладбища в Иосафатовой долине, опубликованных Авраамом Фирковичем в его знаменитой "Авнэ Зиккарон", есть несколько надписей, на которые сам автор прямо указывает как на раббанитские. Более того, архивные документы, обнаруженные автором этих строк, свидетельствуют о том, что несколько семейств с крымчакскими фамилиями проживало в Чуфут-Кале вплоть до начала XIX века.

Х.Х. Медини

Переломным в судьбе крымских раббанитов стал конец XV - начало XVI в. С одной стороны, в конце XV в. раббанитская община Крыма начинает значительно увеличиваться за счет евреев-изгнанников из Испании, Руси и Европы. С другой стороны, в связи с переносом экономического центра Крымского ханства в юго-западную часть Крыма, в Кырк-Ер и, позднее, Бахчисарай, главенствующая роль в иудейской общине Крыма переходит от раббанитов к караимам - именно караимы с этого момента начинают занимать ряд ответственных постов в ханстве, распоряжаться ханскими финансами, чеканить монеты, ездить в качестве послов в Россию и т.п. Раббанитская община, которая остается проживать преимущественно в восточной части Крыма, в Каффе и Карасубазаре (современный Белогорск), несомненно, начинает отходить на вторые роли. Помимо экономического превосходства, караимы превышали раббанитов-крымчаков и по численности. По некоторым статистическим оценкам, к концу XVIII в. раббаниты составляли лишь 25 % от общего числа иудейских подданных ханства, а караимы - 75.

Как уже упоминалось, именно в этот момент, вскоре после завоевания Крыма Османской Турцией в 1475 году, в Каффу прибывает большое количество евреев из других стран мира. Среди них были говорившие на идише ашкеназские (европейские) евреи, греко-, ладино-, джудезмо- и арабоязычные евреи из Византии, Испании, Италии, Востока, Кавказа и Руси. О разнородности раббанитской общины того времени неопровержимо свидетельствуют фамилии современных крымчаков. Так, фамилии Берман, Ашкенази (Ачкинази), Лехно и Лурье будут указывать на эмигрантов из Европы и России, фамилии Абрабен, Пиастро, Ломброзо, Тревгода и Чапичев - на переселенцев-сефардов из Италии и Испании, Гурджи и Токатлы - на Кавказ, Измирли и Мизрахи - на Восток, в частности Персию. Крымчакские фамилии, пожалуй, звучат экзотичнее и аутентичнее, чем фамилии каких-либо иных обитателей Крыма. Ряд фамилий указывал также на крымское происхождение их обладателей (Мангупли), профессию (Демерджи, Таукчи), религиозную принадлежность (Пейсах, Пурим, Рабену, Леви) и т.п.

Вскоре представители всех этих разнородных общин начинают сливаться в единое целое, пытаясь составить этно-конфессиональную общность на основе принадлежности к иудаизму талмудического образца. Важным фактором в процессе этого объединения становится усиливающаяся ориентализация общины, заимствование разговорного языка, одежды и повседневных обычаев у соседей - татар. Тем не менее, в начале XVI в. раббанитская община Каффы была поделена на несколько соперничающих землячеств, каждое из которых молилось по отдельному ритуалу Для примирения этих различных течений потребовался авторитет Моше а-Голе, выработавшего универсальный для крымских еврейских общин молитвенник, получивший название "молитвенник ритуала Каффы" .

Окончательно все вышеупомянутые течения и землячества сливаются в единое целое в XVII - XVIII вв. Как и их собратья по иудаизму караимы, крымские евреи-раввинисты оказываются под сильным культурным влиянием татар, никогда не выходившим, впрочем, за рамки культурных, лингвистических и бытовых заимствований. Особенно важной частью этого влияния стал переход всех вышеуказанных еврейских общин из разных стран от их родных языков к разговорному крымчакскому диалекту (или, точнее, этнолекту) крымскотатарского языка. Крымчакский автор Нисим Леви Чахчир называл этот язык "татарским языком, на котором мы говорим между собой". В XVIII - XIX вв. на этом этнолекте был написан ряд светских произведений, сказок, песен и стихов, а также был осуществлен перевод некоторых священных текстов с древнееврейского. Несмотря на развитие этого тюркского этнолекта, основным языком литургии, богослужения, деловой переписки, надгробных эпитафий, научных и теософских трудов до начала ХХ в. продолжал оставаться иврит (древнееврейский).

В XVIII в. общину Карасубазара возглавлял Давид бен Элиэзер Лехно (умер в 1735 г.), автор введения к "молитвеннику ритуала Каффы" и сочинения "Мишкан Давид" ("Обитель Давида"), посвященного грамматике древнееврейского языка. Высокообразованный ученый, Давид Лехно сочинил также и историческое произведение - монументальную историческую хронику на древнееврейском "Девар сефатаим" ("Речение уст"), посвященную истории Крымского ханства. К сожалению, это сочинение по сей день так и не было полностью переведено ни на один из европейских языков. Еще при жизни Лехно, в 1734 году, в караимской типографии в Чуфут-Кале был опубликован раббанитский молитвенник по каффинскому ритуалу. Следует отметить, что на протяжении веков взаимоотношения между крымскими раббанитами и караимами, несмотря на ряд решительных религиозных противоречий, были весьма дружественные и добрососедские - общины часто помогали друг другу, осознавая свое сходство по религиозной принадлежности. Лишь в XIX в., в основном вследствие выделения караимов из общей массы иудейского населения Российской империи, а также деятельности А. С. Фирковича, эти отношения стали резко ухудшаться.

По статистическим оценкам М. Куповецкого, ко времени присоединения Крыма к России тюркоязычная раввинистическая еврейская община Крыма составляла около 800 человек. Начиная приблизительно со второй половины XIX в. крымские евреи-раввинисты, чью историю освещает эта статья, начинают называть самих себя "крымчаками" - термином поздним и в достаточной степени условным. В XIX веке, по-видимому, вследствие низкого экономического уровня, крымчакская община пребывает в состоянии сильнейшего культурного упадка. Как свидетельствуют сами крымчаки в петиции к Александру I в 1818 году, среди них не было ни одного человека, который бы владел русским языком! В результате, по данным обнаруженных Д. Шапира архивных документов, для написания прошений к российской администрации крымчаки часто вынуждены были нанимать караима . Фирковича, несмотря на то, что последний часто требовал с них расплаты за свои канцелярские услуги в виде дорогостоящих книг и рукописей. Более того, крымчаки вынуждены были прибегать к помощи А. Фирковича даже после 1839 года, когда тот с помощью полицейских отобрал у них рукописные собрания, хранившиеся в генизах (хранилищах для пришедших в ветхость священных книг) синагог в Феодосии и Карасубазаре. Несмотря на то, что нельзя не осуждать с этической точки зрения подобные действия А. Фирковича, фактически ограбившего бедную крымчакскую общину, нельзя забывать и о том, что только лишь благодаря этому уцелели важнейшие рукописные документы, ныне хранящиеся в Санкт-Петербурге.

Ситуацию с образованием в крымчакской среде значительно поправила деятельность Хаима Хизкиягу Медини (1832-1904 гг.), раввина в Карасубазаре в 1866-1899 годах. Уроженец Иерусалима, приглашенный в Крым из Турции, Медини поднял на более высокий уровень религиозное образование в общине, несколько изменив его. После отъезда Медини в Палестину в 1899 году, ряд крымчаков последовал за ним в святую землю Израиля. Образовавшаяся там крымчакская община имела свою синагогу в Тель-Авиве, функционировавшую вплоть до 1981 года. В 1921-1922 годах, спасаясь от голода и невзгод послереволюционного времени, в Палестину эмигрировало еще около 200 крымчаков.

В ХХ в. выдающимся просветителем крымчаков был И. С. Кая (1887-1956 гг.), выпускник одного из самых прогрессивных еврейских учебных заведений того времени - Виленского еврейского учительского института, составивший несколько прекрасных учебников крымскотатарского языка, использовавшихся как татарами, так и крымчаками. В 1912 году в Российской империи проживало семь с половиной тысяч крымчаков, а незадолго до начала Великой Отечественной войны - около десяти тысяч. Большинство из них проживало в Симферополе, Карасубазаре, Керчи, Феодосии и Севастополе. В советское время крымчаки стали постепенно осваивать русский язык, не забывая, тем не менее, и своего крымчакского этнолекта. Основным центром проживания крымчаков в это время становится Симферополь. Расцвет крымчакской общины в Крыму прервали кровавые руки нацистских палачей. В ходе уничтожения еврейского населения Крыма были зверски убиты около 70-80 процентов крымчакского населения Крыма.

Удар, нанесенный по общине, был столь силен, что она так и не смогла от него оправиться. После войны в Крыму насчитывалось около 700-750 крымчаков, в 1959 году во всем Советском Союзе - две тысячи, в 1989 - 1448. В связи с тем, что по современному законодательству государства Израиль крымчаки и караимы подлежат закону о репатриации еврейского населения, за последние годы многие крымчаки выехали в Израиль. В отличие от караимских эмигрантов, крымчаки не составляют в Израиле отдельной общины, смешиваясь там с остальным еврейским населением страны. В настоящий момент крымчакское население Крыма составляет всего 204 человека.

М. Б. Кизилов

ЛИТЕРАТУРА:
Ачкинази И. В. Крымчаки. Историко-этнографический очерк. - Симферополь, 2000.
Филоненко В. И. Крымчакские этюды // Rocznik Orientalistyczny. - 1972. - №25.
Янбай Я. Тюркская литература крымчаков // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. VIII. - Симферополь, 2001.
Крымчаки. - Симферополь, 2001.
Крымчаки // Краткая еврейская энциклопедия. Том 4. - Иерусалим, 1988.



 


Copyright © 2003-2020 "Древнее золото Крыма".