О проекте

  Новости

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга



Главная > Народы > Печенеги

Печенеги

< Обратно к разделу

"Их набег - удар молнии, их отступление тяжело и легко в одно и то же время: тяжело от множества добычи, легко от быстроты бегства. Нападая, они всегда предупреждают молву, а отступая, не дают преследующим о них услышать. А главное - они опустошают чужую страну, а своей не имеют… Жизнь мирная - для них несчастье, верх благополучия - когда имеют удобный случай для войны или когда надсмеются над мирным договором. Самое худшее то, что они своим множеством превосходят весенних пчел, и никто не знал, сколькими тысячами или десятками тысяч они считаются; число их бесчисленно". Эти строки, принадлежащие византийскому писателю XI в., можно было отнести к любой из волн кочевников, которые, начиная с гуннов (около 375 г.), прокатывались через Северное Причерноморье. Однако конкретно это было сказано именно о печенегах. Название племени происходит, по-видимому, от тюркского имени Бече (возможно, первый вождь печенежского племенного союза). В степях известны и другие случаи происхождения этнонима от имени первого, нередко легендарного, главы рода, правящего в союзе, например, две ветви турок - сельджуки и османы.

Пока восточноевропейские степи находились под властью Хазарии, заволжские кочевые орды не могли прорваться на их просторы. Положение меняется с уходом хазар с политической арены Европы. Именно печенеги стали возмутителями спокойствия степей, сохранявшегося со второй половины VII до конца IX в.

В начале своего существования отдельные печенежские орды кочевали за Волгой. Почувствовав ослабление Хазарского каганата, и находясь под давлением более сильных соседей (узов, кипчаков, мадьяр), печенеги вынуждены были двинуться на запад. Пытаясь остановить их, хазарский каган заключил союз с узами. Замысел удался - печенеги были изгнаны узами, и, по словам Константина Багрянородного, "бродили, выискивая место для своего поселения". Однако местом этим оказались ранее подвластные хазарам восточноевропейские степи.

В конце IX в. печенеги разделяются на две ветви - "тюркскую" и "хазарскую". Первые, вероятно, заняли междуречье Днепра и Дона, вторые кочевали в степях Предкавказья, в междуречье Дона и Кубани. Пришельцы заключили договоры о мире и дружбе с Византией и Русью, однако, высокие договаривающиеся стороны не очень утруждали себя соблюдением этих соглашений. В начале X века печенеги начинают проникать на Крымский полуостров. В степной части их присутствие отмечается по археологическим данным вплоть до конца XI в. Привычная воинственность, склонность к грабительским набегам использовались византийской дипломатией, стремившейся отвлечь печенегов от походов на владения Империи в Таврике, прежде всего, на Херсон (так назывался в средневековье Херсонес), натравливая их на соседей. Стоит процитировать отрывок из замечательного политического и этнографического трактата середины X в. "Об управлении государством", автором которого был упоминавшийся выше император Константин VII Багрянородный, : "Я полагаю всегда весьма полезным…желать мира с народом пачинакитов [так названы печенеги], заключать с ними дружественные соглашения и договоры. … Поскольку этот народ пачинакитов соседствует с областью Херсона, то они, не будучи дружественно расположены к нам, могут выступать против Херсона, совершать на него набеги и разорять и самый Херсон, и так называемые Климаты [византийские владения в окрестностях Херсона]. … пока василевс [император] ромеев [самоназвание византийцев] находится в мире с пачинакитами, ни росы, ни турки [имеются ввиду мадьяры-венгры] не могут нападать на державу ромеев по закону войны, а также не могут требовать за мир великих и чрезмерных денег и вещей.

Пачинакиты, связанные дружбой с василевсом…могут легко нападать на землю росов и турок, уводить в рабство их жен и детей и разорять их землю". Не будучи уверенным в полной лояльности Константинополю крымских поданных, писатель-император указывает, какими мерами можно добиться покорности Херсона, важнейшего форпоста Византии на северном берегу Черного моря. Для этого необходимо было арестовать корабли херсонитов во всех портах, заблокировав тем самым внешнюю торговлю, дававшую основные средства для существования города. В ней важную роль играли операции с печенегами. Еще раз процитируем трактат императора: "…если херсониты не приезжают в Романию [Византию] и не продают шкуры и воск, которые они покупают у пачинакитов, то не могут существовать". В свою очередь, на городском рынке степняков интересовали изысканные ткани, шелк и бархат, тонко выделанные красные кожи, и, конечно, такой сверхдальний импорт, как специи, доставлявшиеся из Юго-Восточной Азии. Печенеги хорошо освоили маршруты, ведущие через равнины полуострова к главным торговым городам - Боспору и Херсону, тем более, что дорог этих было всего две и проходили они через естественный перешеек, известный как Перекоп. В те времена ров и вал, созданные еще в древности для защиты полуострова от вторжения беспокойных обитателей южноукраинских степей, были заброшены и поросли лесом. Так что печенеги беспрепятственно попадали на равнины Таврики и растекались в нужных им направлениях.

Что же осталось от печенегов кроме упоминаний в сочинениях средневековых авторов? Так же как и прочие номады, их непоседливые предшественники и последователи, печенеги отметили свое пребывание главным образом захоронениями в курганах. Причем большинство этих курганов было насыпано за многие сотни лет до средневековой эпохи. Еще племена медно-каменного и бронзового веков (IV-II тыс. до н.э.) стали менять складывавшийся тысячелетиями облик степных ландшафтов, дополняя его рукотворными насыпями над могилами своих покойников. Это были и знаки глубокой печали по сородичам, и, одновременно, вехи, позволявшие таборам их потомков, большую часть годового цикла перемещавшихся по безбрежному морю степей, безошибочно ориентироваться в поисках источников воды и пастбищ для своего главного богатства, скота. Далекие последователи создателей этих курганов, средневековые кочевники, делали в них впускные захоронения. Так что под одной насыпью, только на разных уровнях, могли соседствовать и носители катакомбной культуры бронзового века, и первые кочевники, появившиеся в степях в начале раннего железного века (IX -VII вв. до н.э.), - киммерийцы и вытеснившие их скифы, и притеснители скифов, их сородичи сарматы, и гунны, и далее этот список можно продолжать вплоть до нашего времени. Ведь нередко расплывшиеся курганы избирались местом для сельских кладбищ оседлого земледельческого населения.

Чем же себя в этой погребальной "коммуналке" обозначали печенеги? Раскопки курганов с захоронениями поздних кочевников начались еще в конце XIX в. Особенно много было исследовано их на трассе строившегося в 50-60-х гг. XX в. Северо-Крымского канала. Это было благодатное время для археологической науки. Тогда узаконили выделение немалых средств от каждой новостройки на изучение и охрану находившихся в ее зоне объектов, имевших культурно-историческое значение. Благодаря этому мы знаем, что в курганах, в основном, удостаивались чести быть погребенными мужчины-воины, как правило, в сопровождении частей лошадиной туши или же чучела коня. Что еще нужно воину в мире ином? Сабля, кольчуга, шлем, а иногда еще и железная маска, служившая забралом, предававшим черты лица идеальной модели супермена-кочевника, внушавшего ужас врагам и уважение сородичам.
Есть несколько печенежских захоронений и на территории приморских городов, Херсона и Судака. Это могли быть купцы или заложники, которыми обычно обменивались для обеспечения безопасности дипломатических миссий, отправлявшихся в ставки вождей племен номадов. При помощи печенежского фактора Византии удавалось поддерживать баланс сил в степном Причерноморье до начала XI в. Достаточно вспомнить, как она расправилась со своим опасным соперником князем Святославом, сумевшим вырваться из блокады в Доростоле (совр. город Силистрия), но перехваченного и убитого печенегами на днепровских порогах. Не без основания историки подозревают в этом акцию ромейских "спецслужб".

Однако вскоре Империя спровоцировала изменение политической ситуации в этом регионе не в свою пользу. Борясь со своим наиболее опасным врагом на севере - болгарами, Византия достигла, казалось бы, решающего успеха. При императоре Василии, прозванном Болгаробойцей, было уничтожено государство опасных соседей - Первое Болгарское царство, возникшее еще в 80-х гг. VII в. Однако тем самым был ликвидирован барьер, удерживающий печенегов от соблазна продвинуться на запад от Дуная. К тому же с востока их подпирали орды давних врагов, узов и торков. Часть печенегов перешла Дунай, часть осталась в Северном Причерноморье. Несмотря на все усилия замирить и ублажить новых отнюдь не желанных поданных, Византия не смогла остановить разгул грабежей в северных провинциях. К тому же печененежские ханы вступили в контакты с опасными врагами Византии, своими сородичами турками-сельджуками, неудержимым потоком хлынувшими из Центральной в Малую Азию. В конечном итоге, расправиться с непокорной частью печенегов удалось при помощи их врагов, половцев, которые с середины XI в. стали господствовать в степях Украины. В 1091 г. объединенное греко-половецкое войско нанесло поражение печенегам. Пленным пощады не было, тем не менее, часть спасшихся бегством впоследствии оказалась на военной службе Византии.

Что касается отношений печенегов с северным соседом, то после гибели Святослава участились их набеги на южные земли Киевской Руси. В 1036 г. они последний раз оказались под стенами Киева и здесь потерпели сокрушительное поражение от варяжско-славянского войска, возглавляемого князем Ярославом Мудрым. Несторовская "Повесть временных лет", главный письменный источник по ранней истории Руси, так повествует об этом событии: "И произошла сеча злая, и едва к вечеру одолел Ярослав, и побежали печенеги в разные стороны, и не знали они, куда бежать, и те, убегая, тонули в Сетомле, другие в других реках. И так сгинули они, а остальные бегают где-то и до сего дня". Где "бегали" другие, нам уже известно: кто буйствовал за Дунаем на византийских землях, а кто оказался в подданстве у новых хозяев причерноморских степей, торков и половцев. Были и такие, которые пошли на службу к киевскому князю вместе с другими родственными им осколками кочевых тюркоязычных этносов; они известны из русских летописей как "черные клобуки". В XIII в. эти "свои поганые", как ласково называли их летописцы, перешли в зависимость от золотоордынских ханов. В Киеве же отметили избавление от печенежской опасности закладкой собора, который и поныне является жемчужиной нашей истории и культуры. Это - знаменитая София Киевская. Любуясь ее золотыми куполами, вспомните, что за ними из дали времен проступают островерхие шлемы былых владык степей - печенегов.

В начале XI в. восточноевропейские степи увидели новые кочевые орды, которые русские летописи называют торками, византийские хроники - узами, а восточные сочинения - гузами. Они погнали печенегов дальше на запад. В новых местах торки хозяйничали недолго и каких-либо заметных следов после себя не оставили. В середине XI в. они оказались перед лицом опасности, подобной той, которую они сами не так давно представляли. С востока надвигалась новая орда кочевников, которая превосходила две предыдущие необычайной мощью. Эти кочевники сохранились в мировой истории под тремя названиями - половцы, кипчаки и команы.

А. Г. Герцен, Э. И. Сейдталиев

ЛИТЕРАТУРА:
Константин Багрянородный. Об управлении империей. - М.,1989.
Плетнева С. А. Печенеги, торки, половцы в южнорусских степях //Материалы и исследования по археологии СССР. - 1958. - №62.
Плетнева С. А. Кочевники средневековья. - М., 1982.
Крым, Северо-Восточное Причерноморье и Закавказье в эпоху средневековья (IV - XIII вв.). -М., 2003.



Copyright © 2003-2020 "Древнее золото Крыма".