О проекте

  Новости

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга



Главная > Народы > Византийцы

Византийцы

< Обратно к разделу



История Крыма в эпоху средневековья тесно связано с Византией и византийцами. Византией называют государство, возникшее, точнее, выросшее из провинций Римской империи в Восточном Средиземноморье. Важнейшими факторами, повлиявшими на историческое развитие Византии, были: наследие Рима, греческая культура и христианство. Взаимодействуя между собой, они породили феномен, который мы называем Византийской цивилизацией или византинизмом.

Византия — название современное. Граждане империи именовали себя «ромеями», то есть римлянами. Свою державу они считали продолжением Римской империи, а то, что власть императоров большую часть времени не распространялась на собственно Рим, их не очень-то смущало. Не смущало их и то, что в отличие от настоящих римлян, говоривших по латыни, сами «ромеи» общались на греческом языке (который, кстати говоря, отличается от современного греческого едва ли не больше, чем старославянский — от современного русского). Свое имя «византийцы» получили от современных ученых, воспользовавшихся для этого названием города Визáнтия, некогда находившегося на месте столицы империи — Константинополя (ныне Стамбул). Таким образом подчеркивают отличие средневековой Византийской империи от Римской.

Установить тот день и час, когда Римская империя превратилась в Византийскую, невозможно, потому что империя ромеев выросла из империи римлян, словно дерево. Можно лишь указать основные этапы на этом пути.

8 ноября 324 г. — на берегу Босфорского пролива заложен город, названный «Константинополем» («городом Константина») в честь своего основателя. Новый город был отстроен в рекордные сроки — 11 мая 330 г. император Константин I торжественно объявил его своей столицей, «Новым Римом».

395 г. — после смерти императора Феодосия I империю поделили его дети: Гонорий стал императором запада со столицей в Риме, а Аркадий получил восток. Хотя формально сохранялось единство империи (например, до 438 г. все постановления принимались от имени двух императоров), больше она никогда не объединялась.

476 г. — низложен последний римский император Ромул Августул, на месте западной империи образовалось «государство готов и итальянцев».

Главная церковь средневекового Херсона (так называемая «базилика Уварова»). Реконструкция Р. И. Кухаренко и О. И. Домбровского.

Официальным языком Римской империи была латынь. В начале истории Византии здесь сосуществовали два языка — , государственных чиновников, судопроизводства, надписей на монетах, а греческий — языком рынка, языком большинства населения. Постепенно греческий вытесняет латынь из официальной жизни и в VII в. превращается в государственный язык «империи ромеев». Именно на этом языке общались между собой представители разных народов, населявших Византию.

Византия была многонациональным государством. Здесь жили греки, славяне, арабы, армяне, сирийцы, фракийцы, иллирийцы, представители других народов. Но все они, приобщившись к православной церкви, греческой культуре и византийскому государству, становились «ромеями». Ромеи — название по преимуществу политическое, обозначавшее граждан империи, но и определенное этническое значение этот термин тоже имел.

Византийцы четко отделяли себя от «варваров», которыми считали всех, кто не признавал власть императора и не принадлежал к Православной церкви. Варваров описывали в крайне уничижительных тонах — они грубы, нецивилизованны, алчны, коварны, трусливы и тому подобное. Их нравы, обычаи, образ жизни, даже облик — дики и странны. Очень важно то, что с точки зрения византийцев различий между двумя варварскими народами, пусть даже такими непохожими друг на друга, как, например, германцы и арабы, было неизмеримо меньше, чем между «варварами» и ромеями. Осознавали разницу между ромеями и другими народами и иностранцы — правда, они предпочитали называть византийцев «греками». И ромеи, и иностранцы не сомневались в том, что отличия эти заключаются не только в политической области, но и в религии, и в культуре, и в языке. Однако сами византийцы не задумывались над тем, являются они одним народом, или нет. Для них главным было то, что они составляли богоизбранную, богохранимую христианскую империю.

Итак, «ромеи» или «византийцы» — это понятие в большой степени политическое и культурное. Так можно ли считать их этносом, народом? В какой момент выходцы из разных народов — греки, армяне, славяне превращались в ромеев? Этнология называет этносом исторически сложившуюся общность людей, обладающих сходством материальной и духовной культуры, отличающейся от всех остальных этносов, и осознающих это отличие, что обычно выражается в этнониме — названии этноса. Византинизм — явление, безусловно, исторически сложившееся. Сходство культуры, разумеется, тоже существовало. Вот только выражение «ромеи» означало скорее политическое, культурное и религиозное единство, чем единство этническое. Вероятно, дело в несовершенстве современной этнографической науки, в представлениях которой такому уникальному явлению, как византинизм, место находится с трудом.

Обратившись к Таврике, увидим, что здесь важнейшим и бесспорным центром византийской культуры был город Херсон (древний Херсонес). Рассмотрим жизнь этого города в средние века в следующем порядке: политическая история, религия и духовная культура, наконец, культура материальная.

С середины I в. до н. э. Херсонес ориентировался на Римскую империю. В первых веках нашей эры эта зависимость усилилась, в особенности после того, как в городе и его окрестностях были расквартированы гарнизоны римских войск. Несмотря на это, а также на налоги, которые Херсон выплачивал в казну империи, римляне формально не посягали на «свободу» города, позволяя ему формально сохранять независимость. Однако постепенно от этой независимости ничего не осталось, и, когда в VI веке византийцы официально включили Херсон в состав империи, это лишь придало законный вид сложившейся ситуации. Херсон стал центром византийской провинции, в которую вошел также Боспор и построенные византийцами на южном берегу крепости Алустон (современная Алушта) и в Горзувитах (Гурзуфе), обеспечивавшие безопасность судоходства по Черному морю.

В начале VIII в. херсониты уже считали себя гражданами империи. Когда император Юстиниан II обратил своей гнев против Херсона, жители его подняли восстание, но не против империи, а против императора (подробнее об этом восстании читайте в главе «Хазары»). Херсониты вовсе не хотели независимости от империи, но, как ее лояльные подданные, предложили свою кандидатуру на место «тирана». Восстание увенчалось успехом.

В дальнейшем херсониты при всяком удобном случае подчеркивали свою «особость» в империи, описывали свой город как союзник императоров, находившийся с ними в особых отношениях и имевший различные льготы. Именно так поступили они, когда в середине Х в. по просьбе императора Константина VII Багрянородного предоставили ему выписку из городских архивов, рассказывающую об истории взаимоотношений города с империей. Надо полагать, что эта «особость» заключалась, главным образом, в претензиях на политическую автономию и налоговые льготы, тогда как положение Херсона внутри Византийского государства в качестве одной из провинций никогда не оспаривалась.

Со времени императора Феофила (829-842 гг.) Херсон становится центром византийского военно-административного округа — фемы. В состав округа входили все владения империи на Таврическом полуострове. Возглавляя округ присланный из Константинополя генерал-губернатор (стратиг), которому подчинялось войско и принадлежала гражданская власть.

Последние свидетельства о политической власти Византии над Херсоном относятся к концу XI в. В середине XII – середине XIII вв. город уже был частью «страны куманов» (то есть половцев) и платил им дань. Однако культурные и религиозные связи с Византией не прекращались, просто, может быть, стали менее интенсивными, чем ранее.

Экономика Херсона постепенно приходит в упадок. В это время торговлю в Причерноморье захватывают в руки генуэзские и венецианские купцы, у которых были свои порты на крымском побережье — Кафа, Солдайя и другие. В какой-то момент генуэзцы запретили византийским купцам даже приближаться к Херсону без разрешения. В 1449 г. в Херсоне находился представитель генуэзцев — консул. Здесь была основана католическая миссия, а в 1333 г. римский папа Иоанн XXII дважды предписывал воздвигнуть в городе католический собор. Впрочем, руины этого собора до сих пор не найдены.

Стеатитовая икона трех святых воинов.

Тяжелый удар нанесли Херсону набеги золотоордынцев — город дважды грабили, сначала в конце XIII, а затем в конце XIV в. В 1348 г. Херсон пострадал от эпидемии чумы. От этих ударов он уже не мог оправиться. Вероятно, в первой половине XV в. Херсон превратился в небольшое поселение — не случайно в 1440 г. последний херсонский митрополит (к слову, принявший унию с католицизмом) жил уже вне города. Херсон существовал еще в 1449 г., но уже в 1472 г. генуэзцы собирались «разрушить башни и стены одного необитаемого места, которое называется Ихерезонда [то есть Херсон], другие же настаивали разрушить место, которое называется Воспоро [Боспор], и это в тех целях, чтобы турки не заняли какого-либо из этих мест» (перевод Е. Ч. Скржинской).

Таков был печальный конец двухтысячелетней истории Херсонеса – Херсона. Впрочем, стены города уцелели и до сих пор производят впечатление на посетителей Национального заповедника «Херсонес Таврический».

Обратимся теперь к истории херсонской церкви, ведь именно православие и церковь были важнейшими проводниками византинизма. В отсутствие телевидения, радио, газет, других средств массовой информации церковь была важнейшим источником сведений о событиях в мире, о решениях императора и прочих. В церкви встречались горожане и обменивались новостями. Проповеди священников способствовали распространению не только христианских ценностей, но и византийской идеологии, византийской культуры. При строительстве храмов, монастырей, крещален архитекторы следовали традициям византийского зодчества, художники расписывали стены разнообразными изображениями, опытные мастера выкладывали мозаики на полах и в куполах церквей, скульпторы делали каменные колонны, капители, облицовочные плиты, ювелиры изготовляли разнообразную металлическую утварь. Нередко архитектурные детали привозили издалека, из признанных центров византийской культуры, а местные мастера старались использовать передовую на то время технологию и ни в коем случае не отстать от моды.

В Херсон христианство проникает довольно поздно в сравнении не только с центральными районами империи, но даже и с Боспором. Так, на первом Вселенском соборе (собрании духовенства всего христианского мира для обсуждения сложных религиозных вопросов, проблем организации церкви и выработки единой религиозной доктрины) в 325 г. в малоазиатском городе Никее херсонские христиане представлены не были. Зато во втором Вселенском соборе 381 г. уже принимал участие епископ Херсона по имени Эферий. Впрочем, в древней церкви пост епископа был далеко не столь престижен, как сейчас — это просто глава общины, в которой было не менее 10 христиан.

Во второй половине IV-V вв. херсонские христиане хоронили умерших в склепах, стены которых расписывали разными красками. Среди изображений — цветы, растения и растительные орнаменты, имитация мраморной облицовки, кресты и монограммы Христа в венках, свечи, сосуды (символ таинства причастия), человеческие фигуры. Традиция украшать стены могил изображениями не возникла сама по себе — она пришла в Херсон от христиан византийских провинций на Ближнем Востоке или на Балканах, где в изобилии известны подобные памятники.

Не позднее VI в. в городе начинается строительство христианских храмов. Существуют основания предположить, что спонсором этого строительства выступала Византия, усматривающая в христианстве важный инструмент своего влияния и на Херсон, и на окрестных варваров.

На начальном этапе большинство церквей строились в форме базилики — вытянутого в длину помещения, разделенного рядами колонн на продольные части, к которому с восточной стороны пристраивалась сводчатая ниша (апсида) с алтарем и престолом. Базилики украшались роскошными мозаичными полами, перекрытия опирались на мраморные колонны, мрамором же декорировались дверные проемы, пороги и другие элементы конструкции. Херсон находился на выступающем в море прямоугольном мысу. Церкви возводились по линии, проходящей вдоль северного и восточного берега. Корабли, прибывавшие в город, обходили его с севера и востока, следуя в гавань на юго-восточной стороне. И первое, что бросалось в глаза морякам, были именно многочисленные христианские храмы, возвышающиеся над городскими укреплениями. Так Херсон зрительно утверждался в глазах приезжих в роли очага христианства в Северном Причерноморье.

Впоследствии появились и другие типы церквей. Например, в крестово-купольном сооружении четыре свободно стоящих устоя (колонны или чаще столба) несли купол, к которому с четырех сторон примыкали полуцилиндрические своды, образуя в плане подобие креста. Такие сооружения были очень популярны в зодчестве византийских провинций в Малой Азии, Греции и Болгарии.

Стены некоторых храмов строились таким образом, что в плане напоминали равноконечный крест (так называемые «крестообразные» храмы). Один из них возвели неподалеку от главных ворот города, на том самом месте, где некогда находился античный театр. В алтаре храма хранился великолепный серебряный с позолотой ковчег, содержавший мощи св. Сергия или св. Вакха, римских военачальников, замученных за приверженность к христианству на рубеже III–IV вв.

Еще один крестообразный храм Богородицы Влахернской находился за пределами Херсона и служил кладбищенской церковью. В этом же храме почитали римского папу Мартина, которого византийский император Констант II (641-668 гг.) сослал в Херсон в 655 г. Папа прожил в Херсоне недолго — длительное тюремное заключение, истощение и болезни свели его в могилу в тот же год. Непреклонность папы Мартина в вопросах веры и нежелание его склонить голову перед светской властью привело к тому, что он еще при жизни был назван святым. Впоследствии его могила и храм, возведенный над ней, стали местом паломничества. Оно не прекращалось и тогда, когда от города Херсона остались одни воспоминания.

Папа Мартин не был единственным ссыльным в Херсоне. На протяжении всего византийского времени в город отправляли под конвоем непокорных деятелей государства и церкви, ведь по мнению византийцев Таврика была отдаленной, северной областью, где ссыльные были лишены не только контактов с близкими, но и элементарных удобств. Сосланные в город священники и монахи находили время и для проповедей среди окрестных язычников, и для разъяснений тонкостей христианства доктрины самим херсонитам. Не случайно в письме к сосланным в Херсон в начале IX в. епископов один из крупнейших авторитетов православия, Федор Студит, говорит следующее:

«Провидение, спасительное для всех, устроило эту ссылку их не ради их только спасения, но и ради спасения тамошних жителей. Они явились теми светильниками, поставленными дабы светить во тьме и заблуждении жизни, путеводителями святых, наставниками добродетели, проповедниками благочестия…» (перевод С. П. Шестакова).

Роль Херсона в распространении христианства среди народов, живших в Северном Причерноморье и даже за его пределами, была, по-видимому, очень велика. Способствовало этому географическое положение Херсона, расположенного на пути византийских посольств, направлявшихся в страны севера. В византийской дипломатии цели политические переплетались с задачами религиозными, миссионерскими. Например, в 860 г. в Херсоне сделало длительную остановку византийское посольство, целью которого была проповедь христианства у хазар. Возглавлял посольство Константин-Кирилл, который через несколько лет станет создателем славянского алфавита (подробнее об этом читайте в главе «Евреи»). Приблизительно через 50 лет константинопольский патриарх Николай Мистик (895-924 гг.) просил херсонского стратига:

«Что же касается епископа Херсона, твоя благая мудрость помнит и мы говорили с тобою и лично, а теперь уведомляем тебя письменно, что, в виду прибытия сюда [то есть в Константинополь] послов из Хазарии с просьбою дать им епископа, чтобы он рукополагал пресвитеров там, на месте, а также приял бы на себя служение о правой христианской вере, мы послали лицо, поставленное архиепископом в Херсоне, чтобы, Богу споспешестующу, отправиться в Хазарию и исправить те требы, какие там представятся, затем вернуться к кафедре, на которую он поставлен. И ты всячески, как подобает сыну церкви, приложи свое усердие и соревнованием в подвиге, предстоящем в Хазарии, и в утверждении и водворении епископа на кафедру, после того как помощью Божиею он выполнит свои обязанности в Хазарии» (перевод С. П. Шестакова).

Таким образом, миссионерские устремления церкви пользовались поддержкой гражданской администрации Херсона. Вполне возможно, что существовали и соответствующие указания византийского правительства.

В 989 г. Херсон оказался на авансцене мировой политики — город стал не только жертвой борьбы интересов Византии и Киевского государства, но и местом крещения киевского князя Владимир. Предыстория такова: в Византии начался военный мятеж. Генерал Варда Фока овладел сердцем империи — Малой Азией, и подступил к Константинополю. Император Василий II не смог самостоятельно противостоять бунтовщикам и обратился за помощью к Владимиру. Тот отправил на помощь императору шеститысячный отряд, который сыграл решающую роль в победе над мятежниками.

В награду за помощь Владимир выговорил себе особую награду — руку сестры императора, Анны. Значение этого брака было в том, что византийцы избегали брачных союзов с «варварами», считая их неровней своему царскому дому. Например, незадолго до описываемых событий к императорам посватался сын германского императора, но получил высокомерный отказ.

Очевидно, император Василий II находился в отчаянном положении, раз уж согласился с требованием Владимира. Брак с Анной значительно повышал международный престиж Киевского княжества и его правителя. Византийцы поставили единственное условие: переход Владимира в христианство.

Но напрасно Владимир ждал в Киеве прибытия невесты. Заподозрив, что византийцы не собираются выполнять свои обязательства, он решил продемонстрировать силу. Целью нападения был избран Херсон — ближайший к владениями Киева византийский форпост. После того, как город пал, император пошел на попятную и отправил свою сестру в Таврику. Епископ херсонский и прибывшие вместе с Анной в Херсон священники совершили над Владимиром обряд крещения.

Как известно, по возвращении в Киев Владимир занялся крещением Руси со всей пылкостью новообращенного христианина. Вывезенные из храмов Херсона украшения и архитектурные детали использовали для отделки первой на Руси Десятинной церкви. Некоторые из херсонских священников и монахов последовали за Владимиром (или были насильно им увезены) и стали основой русской церкви.

В византийское время в Херсоне и его окрестностях возникает ряд монастырей. Традиция монашеской жизни была, конечно, заимствована из Византийских территорий. Впрочем, монашество Таврики не всегда соблюдало те правила, которые были установлены Константинополем. Например, уже упоминавшийся выше Федор Студит однажды обрушился на монахов Готии (то есть области в окрестностях Херсона) с гневной критикой, обвинив их в ряде преступлений против монашеского устава. Выясняется, что в монастырях воцарились ссоры и разлад. Бывали случаи, когда в монастырь принимали поспешно, без прохождения надлежащих процедур. Некоторые монахи осмеливались самовольно слагать с себя сан, другие заводили рабов, третьи же за совершенные преступления подверглись светскому суду, которому в дела клира вмешиваться не полагалось.

Вероятно, в одном из херсонских монастырей в VII-IX вв. был созданы замечательный памятник византийской литературы — «Жития святых епископов херсонских». В этом повествовании рассказывалось о первых христианских проповедниках, прибывших в город, о том, как Херсон превратился из языческого города в христианский. Хотя «Жития», без сомнения, написаны в Херсоне неизвестным по имени священником или монахом, само повествование выстроено в традициях византийской агиографии (жизнеописаний святых), а значит, автор был хорошо знаком с византийской церковной литературой.

С церковью связано и привнесение на землю Херсона традиций христианской благотворительности. Во время раскопок археологи обнаружили остатки богадельни —приюта для стариков и инвалидов. Она представляла собой ряд жилых помещений, а также комплекс для выпечки хлеба с подземной цистерной для хранения зерна, колодцем, печью и, видимо, мукомольней (там найдено 9 мельничных жерновов), и небольшую церковь. В церкви хоронили умерших обитателей богадельни. Судя по обнаруженным скелетам, эти люди страдали от врожденных или приобретенных физических дефектов — искривления позвоночника, горба, недоразвитых суставов, неправильно сросшихся костей. На территории городища обнаружены глиняные кружки с надписью «Благословление святого Фоки [покровителя] богадельни Херсонеса» и изображением святого. Вероятно, с помощью штампа изображение выдавливали на глине или другом материале и потом продавали в качестве сувенира, а вырученные деньги шли в пользу богадельни. Христианская благотворительность — важная черта византийской культуры: благотворительные заведения известны во многих византийских городах. На их содержание государство, император и частные лица жертвовали значительные суммы денег, а создавали их обычно деятели церкви и даже некоторые святые.

Мозаичный пол храма Богородицы Влахернской («загородного крестообразного»).

Итак, средневековый Херсон — это центр христианской церкви, при посредничестве которой в город проникала византийская культура.

Херсониты стремились сохранить память о прошлом. Согласно одной из традиций, берущей начало еще в античную эпоху, при проведении строительных работ сведения о том, кто и когда вел строительство, высекали на каменных плитах, которые потом монтировались в постройку. Эти плиты сообщали всем желающим (точнее, тем из них, кто знал греческий), когда и кем была выстроена или реконструирована та или иная стена, башня. Над могилами умерших ставили надгробия с именами усопших и, нередко, датами смерти. В городском архиве хранились документы, присланные из столицы империи, постановления городских властей, их переписка с византийскими чиновниками других городов. Время безжалостно уничтожило хрупкий материал, на котором были написаны эти свидетельства, но сохранились свинцовые печати, которые подвешивали к документам – их найдено уже несколько сотен. Вероятно, существовала традиция ведения городских хроник. Когда в середине Х в. византийский император Константин VII Багрянородный задумал составить описание земель и народов в своих владениях, а также тех народов, с которыми византийцам приходилось сталкиваться, по его приказу херсониты подготовили подробную выписку из городских архивов.

Память о прошлом состояла и в памяти о местных святых. Легенда называет первым христианином в Херсоне третьего римского папу Клемента, сосланного, а затем и казненного по решению римского императора в 101 г. н. э. Сейчас ученые полагают, что на самом деле папа Клемент до Херсонеса не доехал. Он был сослан в Херсонес Фракийский, то есть на берег нынешнего Босфорского пролива. Однако важно то, что с точки зрения самих херсонитов папа был в Крыму. Не случайно в 860-861 гг. византиец Константин (будущий изобретатель славянской азбуки, о его миссии подробнее — в главе «Евреи») отыскал здесь мощи св. Климента и увез их в Рим, а еще через сто лет, в 989 г., еще какие-то мощи забрал из Херсонеса крещенный здесь киевский князь Владимир.

В городе возводили церкви и в честь первых епископов города, сделавших языческий город христианским. Так, например, один из храмов был устроен над печью, в которой обжигали известь. По мнению прихожан, именно в эту печь вошел некий епископ и вышел оттуда невредимым, убедив тем самым с интересом наблюдавших за этой сценой язычников в правоте христианской веры. Впрочем, может быть, горожан убедил не подвиг епископа, а мечи римских солдат, которые сопровождали пастыря и, пока он находился в печи, взяли в заложники детей херсонитов.

Византийская культура — это культура книжная, и Херсон не был исключением. О том, что жители города читали книги, свидетельствуют найденные костяные пластинки с рельефными или гравированными изображениями зверей и птиц, которыми украшали книжные переплеты. Ну а сами книги, конечно, не сохранились до нашего времени, истлели.

В жизни каждого византийского города большую роль играла торговля. Херсон торговал с Византией солью, полученными у северных кочевников рабами, шкурами и воском, импортировал же зерно (собственного в городе никогда не хватало, а потому лишенные поставок хлеба херсониты были, по сути, обречены на голодную смерть), вино, оливковое масло, украшения, предметы роскоши, глиняную и стеклянную посуду, парфюмерию и лекарства, ткани и многое другое. Значительная часть этих товаров, а также продукции местного производства перепродавалась соседним народам. Приезжие купцы останавливались в домах друзей или же на постоялых дворах. Руины одного из них раскопаны археологами.

Одним из основных занятий херсонитов был соляной промысел. Соль добывали в соленых озерах на территории современного Севастополя (сейчас они засыпаны) и севернее, вплоть до Днепра. Ее с выгодой продавали в Византию или использовали для засолки рыбы. Рыбу ловили здесь же, у берегов Таврики — в те времена рыбы в Черном море было в десятки, если не в сотни раз больше, чем сейчас. Засолка производилась в огромных подземных цистернах. Соленая рыба и рыбный соус шли на экспорт и использовалась для внутреннего потребления.

Средневековый Херсон был важным центром не только торговли, но и собственного ремесленного производства. Здешние мастера изготовляли самые разные предметы — металлические инструменты, украшения и монеты, различные изделия из камня (от простых строительных деталей до искусных колонн и надгробий) и небольшие поделки, среди которых выделяются иконки из мыльного камня-стеатита, парадную, затейливо орнаментированную столовую посуду и скромные сосуды, в которых пища готовилась на огне, изделия из стекла и кости, мебель, черепицу и кирпичи, орудия труда и инструменты, одежду и обувь. Мода на все эти изделия приходила из Византии вместе с дорогими импортными вещами. Херсонские ремесленники внимательно изучали импортные изделия, новейшие тенденции в развитии византийского ремесла, воспринимали и творчески переосмысливали идеи своих коллег из городов Балкан и Восточного Средиземноморья. В результате художественная культура Херсона оставалась византийской провинциальной, хотя и со своими оригинальными чертами. В XIII-XIV вв. ситуация изменяется, и херсонские ремесленники, по примеру купцов, ввозивших свой товар в город, постепенно переориентируются с Византии на культуру государств Ближнего Востока.

Внешний облик византийцев отличал обычай носить бороду. За это над ними насмехались приезжавшие в империю латиняне – в свою очередь, византийцам казалось смешной и нелепой западная традиция бриться и стричься в кружок.

В отличие от греков и римлян, мужчины в Византии стали носить штаны. Этот обычай они заимствовали у презираемых ими «варваров». Штаны заправляли в высокие сапоги. Поверх рубахи (хитона) затягивали пояс, на плечи надевали длинный плащ, который застегивали булавкой (фибулой) на правом плече. Одежда богатых людей украшалась вышивкой и меховой оторочкой.

Женщины носили удлиненный хитон и разнообразные украшения. Судя по данным письменных источников, у византийских модниц было больше верхней одежды и украшений, чем нижнего и .

По сравнению с римским временем изменилось отношение к . Из места встреч, своеобразного клуба, где решались многие политические вопросы и заключались деловые сделки, роскошной постройки, мало чем отличавшейся от некоторых дворцов, баня превратилось в утилитарное, скромное заведение. В Херсоне открыты остатки нескольких средневековых бань.

Средневековый Херсон имел передовую для своего времени систему водоснабжения. Из источников, находившихся приблизительно в 10 км от городских стен, вода по двум подземным водопроводам из керамических труб поступала в городское водохранилище. Стены огромной (28 м в длину, 13,4 м в ширину, 3,75 м в глубину, вместимость более 1800 кубометров воды) цистерны были сделаны из каменных блоков, скрепленных раствором из извести и толченой керамики. Отсюда вода через сеть керамических труб распределялась по городу. Сточные воды выводились из жилых усадеб и по специальным каналам, проложенным вдоль улиц, утекали в море. В IX в. по невыясненным причинам херсониты решили засыпать свое водохранилище. Однако водопровод продолжал существовать — не случайно по словам одного источника князю Владимиру удалось захватить Херсон только после того, как он приказал перекопать водопровод и тем самым лишил город воды.

Археологи исследовали остатки многих жилых усадеб Херсона. Они строились из камня, по более или менее одинаковому плану. Центром усадьбы был внутренний двор, соединявшийся с улицей узким проходом. Во дворе размещалось производство, очень часто — колодец. Двор окружали одно- и двухэтажные постройки. На первом этаже обычно находились кладовые, хлева, мастерские, выходившие на улицу лавки. Глиняные бочки и амфоры для хранения зерна, воды, оливкового масла вкапывали в землю. На втором этаже располагались жилые помещения. Дома крыли черепицей, полы обычно были глинобитными. Усадьбы Херсона очень похожи на жилые комплексы других византийских городов.

Итак, Херсон был важнейшим центром византинизма в Северном Причерноморье. Отсюда византийское православие и византийская культура распространялись по всему региону и за его пределы. Конечно, не избежали влияния Византии ближайшие соседи Херсона — готы Юго-Западной части Таврики, а также жители Боспора. Культурное воздействие Византии на этих землях было очень велико. Иногда империи удавалось поставить их под свой контроль, и тогда в Готии и на Боспоре появлялись византийцы — офицеры, дипломаты, священники. Однако «византийцами» в полном смысле этого слова мы, по всей видимости, можем называть лишь жителей средневекового Херсона.

И. Н. Храпунов

ЛИТЕРАТУРА:
Оболенский Д. Византийское Содружество Наций. Шесть византийских портретов. — М., 1998.
Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес // Материалы и исследования по археологии СССР. — 1959. — №63.
Якобсон А. Л. Средневековый Херсонес (XII – XIV вв.) // Материалы и исследования по археологии СССР. — 1950. — №17.
Сорочан С. Б., Зубарь В. М., Марченко Л. В. Жизнь и гибель Херсонеса. — Харьков, 2000.



Copyright © 2003 "Древнее золото Крыма".