О проекте

  Новости

  О Крыме


  Памятники

  Народы

  Античный мир

  Варварский мир


  Публикации

  Экспедиции


  Книжный обзор

  Карты


  Партнеры

  Контакты

Гостевая книга


Э. А. ХАЙРЕДИНОВА
ЖЕНСКИЙ КОСТЮМ ВАРВАРОВ ЮГО-ЗАПАДНОГО КРЫМА В V - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ VI вв.

На рубеже IV-V вв., с захватом гуннами крымских степей и западной части европейского Боспора, на полуострове активизировались этнические процессы. В Юго-Западном Крыму - в Лучистом, Скалистом, у подножия Баклы и Мангупа возникают новые аланские могильники. Около середины V в. аланское племя обосновалось и в низовьях реки Черная, на склоне высоты Сахарная Головка. Аланы осели в регионе, занятом с середины III в. родственными племенами и германцами, продолжавшими использовать некрополь Черная Речка. Приблизительно в середине V в. часть германцев, живших с середины III в. на Южном Берегу, мигрируют за пределы полуострова [1, с. 30, 77, 82]. В 560 г. Прокопий Кесарийский, описывая страну Дори, локализуемую современными исследователями на территории всего Юго-Западного Крыма, от Алушты до низовьев реки Черная [1, с. 111], называет ее жителей готами [2, с. 224, III. VII.13].

Спровоцированные гуннским нашествием этнические процессы отразились в материальной культуре. Данная статья посвящена одному из наиболее этнически выразительных элементов материальной культуры - женскому костюму [3, с. 46]. Варвары Юго-Западного Крыма хоронили умерших в прижизненной (не специальной погребальной) одежде, о чем свидетельствуют следы поношенности и ремонта на многих металлических деталях костюма и украшениях. Фрагментарность текстильных остатков не дает возможности полностью восстановить фасон одежды. Поэтому костюм можно изучать, в основном, по составляющим единый гарнитур функциональным деталям одежды (пряжки и фибулы) и служившим украшениями бусам, подвескам, серьгам, браслетам и перстням. По мнению этнологов и историков моды, представление о костюме дополняют предметы туалета (зеркала и пиксиды) и орудия труда (ножи и пряслица), которые выполняют не только прикладную функцию, но и выступают по отношению к одежде в качестве определенных знаков [3, с. 26-27; 4, р. 15].

Металлические детали и украшения женского костюма V - первой половины VI в. в Юго-Западном Крыму зафиксированы на некрополях Черная Речка (склепы 11 и 64), Скалистое (склепы 5, 101. 190, 418, 421 и 485) и Лучистое (склепы 52, 55, 58, 66, 75, 100, 126, 156 и 174, могилы 82 и 168). В Инкермане выявлено женское захоронение первой половины V в. (могила 29). Женские аксессуары V в. обнаружены в разграбленных склепах в Красном Маке (№ 2 и 7) и у подножья Мангупа, в Алмалык-Дере (№ 65). а также в качестве случайных находок около , В могильнике около высоты "Сахарная Головка" зачищены женские погребения второй половины V - первой половины VI в. (могилы 12, 41). Только в Скалистом и Лучистом гарнитуры представлены сериями и позволяют проследить изменения в костюме на протяжении V - первой половины VI вв. В большинстве случаев пол погребенных устанавливался по сопутствующему инвентарю*. Малочисленность детских захоронений этого периода и отсутствие антропологических данных о возрасте погребенных затрудняют определение особенностей костюма разных возрастных групп.

Для характеристики костюма в статье отдельно рассматриваются функциональные детали костюма (пряжки и фибулы) и украшения, а также анализируются образованные ими гарнитуры. Наряду с этим предпринимается попытка реконструкции фасонов носившейся в этот период одежды. В данной работе при описании пряжек использованы типология и хронология А.И.Айбабина [1; 6]. Типы большинства фибул даны по А.К.Амброзу [7], для их датировки использована уточненная А.И.Айбабиным хронология. Из-за отсутствия классификации украшений V - первой половины VI в. мы посчитали необходимым систематизировать их и, по возможности, определить ареал и время бытования.

Пряжки. В женских погребениях первой половины V в. из Юго-Западного Крыма обнаружены пряжки с круглой и овальной рамкой (рис. 1,1-4). Только в одном женском захоронении, в склепе 485 из Скалистого лежала маленькая серебряная пряжка (длина 2,2 см) 3 варианта с круглой рамкой и длинным, загнутым за передний край рамки язычком (рис. 1,1) [8, с. 123, рис. 90, 2], обычная для мужского костюма [9, с. 203]. В первой половине V в. пряжки этого типа были широко распространены от Волги до Испании и Туниса [6, с. 28; 10, с. 17-18].

Пряжки с овальной, вытянутой в ширину рамкой выявлены в Лучистом, в погребениях женщины и ребенка из склепа 75. Массивная железная пряжка с утолщенной передней стороной из женского захоронения 3 сделана из круглого в сечении стержня (длина 3,0 см) (рис. 1,2} [11, с. 292, рис. 10, 5]. По форме она сходна с рамкой пряжки из Керчи, из склепа 154, погребения 2 [12, с. 75, табл. 47, 223] начала второй половины V B. [1, с. 267, 312, табл. XXVII, 136]. Керченская пряжка отнесена к пряжкам со штемпельным орнаментом типа Стржегоцице-Тишаладань-Керчь, бытовавшим во второй половине IV - первой половине V вв. в Польше, Среднем Подунавье и Северном Причерноморье [6, с. 29; 13, р. 3-15; 14, S. 173, Abb. 66]. Во всем ареале названные пряжки типичны для женского костюма [15, р. 75, Gruppe H, Туреп 43, 44]. Судя по размерам рамки, пряжка из Лучистого должна была застегивать ремень шириной около 3,5 см.

Для широкого ремня предназначалась и случайно найденная близ Ялты массивная серебряная пряжка первой половины V в. с зоо- и антропоморфными изображениями (длина 10,7 см) (рис. 1,3) [1, с. 64, рис. 22, 3]. Пряжка состоит из гладкой, овальной рамки, питого полого язычка с рельефными изображениями и круглого двупластинчатого щитка с гравированным черненым орнаментом [16, с. 271-272, рис. 1; 2]. На нижней пластине щитка аналогичной по форме и близкой по декору пряжки из Сабадбаттьяна (Венгрия) имелась древнегерманекая руническая надпись [17, S. 131, Taf. IX]. Подобные пряжки изготовляли в первой половине V в. в западных римских провинциях по заказам германских вождей [1, с. 81; 6, с. 29; 18, с. 240]. Сделанные в этом же стиле большие пряжки первой половины V в. из Эрана, Качина и Замосци связаны с женским парадным убором [15, р. 70, 75, Taf. 21, Тур 45; 18, с. 236; 19, р. 328, 333, fig. 3].

Серебряная пряжка (длина 3,8 см) из детского захоронения 2 склепа 75 середины V в. состоит из овальной, круглой в сечении рамки, сегментовидного в сечении язычка и круглого щитка, скрепленного заклепкой (рис. 1,4) [11, с. 292, рис. 10, 6]. По краю верхней пластины щитка нанесены небольшие насечки. Близкие по форме пряжки обнаружены в Смолине, в могиле XXXII периода Д2/ДЗ (430/440 - 470/480 гг.) [20, S. 351, Abb. 26. 3] и в Блучине вместе с инвентарем третьей четверти V в. [20, S. 350-351, Abb. 29, 10].

Пряжки второй половины V в. в Юго-Западном Крыму встречены на могильниках Лучистое, Скалистое, Сахарная Головка и Черная Речка (рис. 1.5-8). Бронзовая круглая пряжка из Лучистого, из склепа 66 сделана из круглого в сечении стержня (длина 5,5 см) (рис. 1,5). Ее язычок отлит со схематическим изображением головы зверя на завершении. Близкие по форме рамки и декору язычка пряжки меньших размеров хранятся в Венгерском национальном музее (г. Будапешт). Место находки одной из них неизвестно, вторая обнаружена в окрестностях г. Вац и отнесена Д. Чалланем к гепидским древностям 454-472 гг. [21, S. 233, 246, 334, Taf. CCI, 1; ССII, 16]. Подобная пряжка с прямоугольным щитком из погребения остроготки на северном берегу озера Балатон датирована периодом ДЗ (450-460/480-490 гг.) [22, р. 169, fig. IIl,27b]. Язычки пряжек из Подунавья украшены валиками на тыльной стороне. У лучистинской пряжки валики имитированы гравировкой. Видимо, пряжка из Лучистого сделана местными мастерами по дунайским образцам.

Железная овальная, вытянутая в ширину пряжка из плоского, прямоугольного в сечении стержня с узкой прорезью для ремня происходит из Сахарной Головки, из могилы 12 (длина 3,2 см) (рис. 1,6) [23, с. 182, табл. IV, 1]. Трапециевидный в сечении язычок заострен. Близкая по форме пряжка известна среди гепидских древностей [21, Taf. CXLIX, 1]. Железная В-обрэзная пряжка зачищена в женском погребении в склепе 11 из Черной Речки (длина 3,2 см) (рис. 1,7). Наиболее ранние пряжки подобной формы появились в Подунавье во второй половине IV в. [6, с. 37]. В первой половине V в. в Юго-Западном Крыму железные В-образные пряжки были принадлежностью мужского костюма [11, с. 292, рис. 10, 9; 24, рис. 16, 4]. В Подунавье во второй половине V в. пряжки этого типа известны в остготских и гепидских женских погребениях с 14-гранными серьгами [21, Taf- CXXIV, 16; 25, S. 379, Abb. VIII, с].

В Скалистом, в склепе 190 второй половины V в. выявлена малая серебряная пряжка византийского круга с проволочными рамкой и язычком 1 варианта (длина 2,2 см) (рис. 1,5) (6, с. 36, рис. 2,65]. Подобная пряжка зачищена и в погребении младенца 13 из Сахарной Головки [23, с. 174, табл. IV, 6].

В первой половине VI в. в Юго-Западном Крыму в состав женского костюма входили малые пряжки с овальным или прямоугольным щитком и большие пряжки с прямоугольным щитком (рис. 1,9-14).

Железная пряжка из Сахарной Головки, могилы 41 состоит из массивной В-образной рамки, сегментовидного в сечении язычка с прямоугольным выступом на тыльной стороне и овального щитка, скрепленного по бокам четырьмя гвоздиками с небольшими, полусферическими шляпками (длина 5,5 см) (рис. 1,12) [23, с. 181, табп. IV, 2]. На гладком поле верхней пластины щитка вырезано семь фигурных углублений - гнезд, а на тыльной стороне язычка - одно прямоугольное (рис. 2). По центру щитка расположено круглое гнездо, по бокам - композиция из двух каплевидных и треугольного между ними. Во всех гнездах укреплены плоские вставки из красного камня (?) с подложенными под них кусочками листового золота. Прямой аналогии пряжке из Сахарной Головки не известно. По форме овального щитка и язычка с прямоугольным выступом на тыльной стороне она близка так называемым пряжкам с "почковидным" щитком, бытовавшим на Северо-Востоке Галлии, в Порейне и Подунавье в первой половине VI в. [26, S. 284,286,289, Abb. 1; 4]. Они происходят из могил франков, аламаннов, лонгобардов и гепидов и, как правило, связаны с мужским костюмом [26, S. 286; 27, р. 279, fig. 12; 28, S. 211, Abb. 216]. Однако, у пряжек этого типа рамка - овальная. С массивной В-образной рамкой сделана пряжка второй четверти VI в. с прямоугольным щитком, инкрустированным гранатами и красным стеклом из меровингского некрополя Эрпе (Курбийак, Шаранта) из Юго-Западной Франции [29, р. 91, 93, cat. 9].

Использованные на пряжке из Сахарной Головки технология инкрустации (помещение плоских вставок в гнездах, вырезанных на гладкой поверхности металла) и ее форма (сочетание круглого и каплевидных гнезд) характерны для пряжек с прямоугольным щитком типа Коморн-Гюльтлинген-Бинген рубежа V-VI вв., ареал которых практически совпадает с областью распространения пряжек с "почковидным" щитком [30, S. 85-87, Abb. 50; 51]. По предположению Д. Кваста, пряжки типа Коморн-Гюльтлинген-Бинген являются варварскими подражаниями византийским изделиям [30, S. 86-87]. Однотипная пряжка происходит из Малой Азии [30, S. 85, 87, Abb. 50. i; 51, 13]. В инкрустации названных пряжек одновременно использованы гранат и цветное стекло. Техника инкрустации плоскими вставками в отдепьных углублениях известна и на пряжках из византийского Средиземноморья [30, S. 87; 31, р. 188, fig. 15,1,3,9,13]. В этом же регионе в первой половине VI в. на изделиях стиля клуазонне появляется использованный в декоре пряжки из Сахарной Головки прием - подкладывание под плоские каменные вставки листового золота [32, р. 66,68].

Учитывая выше сказанное, происхождение пряжки из Сахарной Головки следует связывать с регионами Юго-Западной и Северной Франции и Юго-Западной Германии, где в конце V - первой половине VI в. у франков и аламанов бытовали пряжки с "почковидным" щитком и была известна инкрустация круглыми и каплевидными плоскими вставками в гнездах, вырезанных на гладкой поверхности металла. Отметим, что это пока единственная находка такого рода в Юго-Западном Крыму.

Трехчастные литые пряжки из Юго-Западного Крыма состоят из овального кольца, трехгранного хоботковидного язычка и прямоугольного или овального щитка (рис. 1,9). Многие пряжки этого типа депаспортизированы, либо происходят из разграбленных погребений, поэтому трудно говорить об их роли в женском костюме. С женскими погребениями можно связать лишь три пряжки названного типа. Две из них - из Херсонеса, склепа 14/1914 и Сахарной Головки, могилы 13-с прямоугольным щитком с нанесенными при отливке параллельными линиями, отнесены к варианту 1. Третья пряжка варианта 2, обнаруженная в Херсонесе в склепе 62/1909, украшена гравировками и пуансонными точками. Пряжки варианта 1 производились в первой половине VI в. в Херсонесе по византийским образцам, широко распространенным в Западном и Восточном Причерноморье [1, с. 269; 33, с. 31|, В Скалистом, в подбойной могиле 445 и склепе 495 описанные пряжки зачищены на костяках мужчин и мальчиков-подростков [8, с- 111, 126, рис. 79, 22; 90, 30-33; 92, 1-5]. На Северном Кавказе, в могильнике Дюрсо трехчастные пряжки найдены по одному разу в женском (410) и мужском (291) погребениях [34, с. 83, 89, рис. 5, 39; 8,1]. Вероятно, названные пряжки одновременно использовались как в женском, так и в мужском костюме.

В начале VI в. в Юго-Западном Крыму входят в моду большие пряжки с овальной рамкой и прямоугольным щитком. По декору они представлены тремя вариантами. У пряжки из Херсонеса, из склепа 14/1914 варианта 1-1 щиток украшен кербшнитным геометрическим декором и пуансоном (длина 8,6 см) (рис. 1,10) [1, с. 309, табл. XXV, 12]. Пряжка отлита из серебра и позолочена. На тыльной части кольца выполнены две смотрящие Друг на друга звериные головы. Язычок отлит со схематизированным изображением головы животного. В Херсонесе освоили производство пряжек этого типа, копируя сложный кербшнитный декор в технике литья или штамповки. В местных мастерских была сделана пряжка, найденная в 1986 г. на Западном некрополе, в склепе 74 [35, с. 129, рис. 3, 9]. Однотипная серебряная пряжка из Скалистого орнаментирована проще (сохранившаяся длина 6,7 см) (рис. 1,13). Декор на верхней пластине ее щитка вытиснен [1, с. 310, табл. XXVI, 2].

Близкая скалистинской по форме кольца и язычка пряжка из Черной Речки (склеп 64) с отчеканенным на прямоугольном щитке растительным орнаментом отнесена к варианту 2 (длина 6,5 см) (рис. 1,14) [1, с. 64, рис. 22, 4; 6, с. 30, 203, рис. 2, 71; 24. 4]. Из Херсонеса происходит однотипная пряжка с гравированными кругом и розеткой [1, с. 131, рис. 53, 3].

Серебряная пряжка, найденная якобы в Гурзуфе, с пластинчатым кольцом, декорированным треугольниками с чернью и резными S-видными завитками, отнесена к варианту 3-1 (длина 10,8 см) (рис. 1,11) [1,с. 64, рис.22,1;6,с. 30, 204, рис. 25,1]. На ее щитке в технике гранчато-выемчатой резьбы исполнены крест и S-видные завитки.

Пряжки из Херсонеса и Гурзуфа по форме и декору почти идентичны соответствующим изделиям из Остроготской Италии. По мнению А.И.Айбабина, они были привезены на полуостров из Италии [1, с. 269; 6, с. 31]. Пряжки из Скалистого и Черной Речки сделаны местными мастерами по привозным из Италии и Подунавья образцам.

Фибулы. В женских погребениях первой половины V в. из Юго-Западного Крыма обнаружены фибулы следующих типов: фибулы-броши, двучленные прогнутые подвязные, прогнутые со сплошным приемником и двупластинчатые (рис. 3,1-20).

Круглые фибулы-броши происходят из могильников Алмалык-Дере (склеп 65) (рис. 3,2,3) [36, Abb. 9,3,4] и Лучистое (склеп 126) (рис. 3,1). Их щиток выполнен из бронзовой пластины и обтянут с лицевой стороны тонким листом золота с вытисненным орнаментом, имитирующим зернь. На обороте щитка укреплен игольный аппарат из бронзовой проволоки. Фибулы украшены круглыми выпуклыми или треугольными плоскими вставками из красного камня в гнездах. Идентичная брошь найдена в Керчи, в склепе 154, в погребении 9 [12, табл. 50, кат. 246] первой половины V в. [1, с. 266, 267]. И.П.Засецкая отнесла ее к боспорской материальной культуре [12, с. 78]. В керченском склепе хоронили представителей правящего греко-аланского рода [1, с, 80; 37, с. 26]. Видимо, боспорские ювелиры делали броши по заказу местной знати. С Боспора их завозили в Юго-Западный Крым. За пределами Крыма такие фибулы-броши не известны. Аналогичные по форме и технике изготовления бляхи, но с маленькими петельками для пришивания на обороте, распространены в аланских могильниках на Северном Кавказе [38, с. 34, 86, 131, 133, рис. 32, 1; 57. 4,5,10,12; 75, 17-19, 22]. М.П. Абрамова датирует их V в, и по технике изготовления относит к продукции местного, северокавказского производства [38, с. 135]. Такие же бляхи известны в раннесредневековых памятниках кочевников в Ставропольском крае (погребение близ г. Зеленокумска, случайная находка у с. Татарки) [39, с. 237, рис. 1, 5; 40, табл. 17, 3] и в погребении хазарки второй половины VII в. из Новопокровки (Восточный Крым) [1, с. 173. 175, 176, рис. 76,3].

Двучленные прогнутые подвязные фибулы из погребений Юго-Западного Крыма представлены вариантами 16-2/I-2-3 (рис. 3,6,7), 16-2/I-3 (рис. 3,4,5) и 16-2/III-1 с декоративной кнопкой на головке (рис. 3,8). Прогнутые двучленные фибулы I серии считаются этнографической особенностью Черняховской культуры [7, с. 62]. В Юго-Западном Крыму они бытуют во второй половине III-первой половине V вв. [6, рис. 2, 1,14,34]. В IV в. фибулы этого типа практически полностью вытесняют местные, северопричерноморские [41, с. 44]. Во второй половине III-IV вв. прогнутые подвязные фибулы зафиксированы как в женских (Черная Речка, могила 35) [42, с. 97-99], так и в мужских погребениях (Инкерман, могила 43; Дружное, склеп 1, костяки 8,9) [43, с. 30; 44, с. 91], а в первой половине V в. - только в женских.

У прогнутых двучленных фибуп варианта 16-2/I-3 из комплексов первой половины V в. ось пружины вставлена в отверстие, высверленное в узкой головке, сделанной на конце пластинчатого корпуса (рис. 3,4,5). Серебряная фибула из Лучистого, из могилы 82 ремонтировалась: ее приемник прикреплен к ножке заклепкой (рис. 3,5).

Железная фибула варианта 16-2/I-2-3 с корпусом из тонкой пластины обнаружена в Лучистом, в склепе 55 (рис. 3,6). Фибулы этого типа бытовали только в Крыму [7, с. 66] и связаны с комплексами первой половины V в. [1, с. 261, 312, табл. XXVII, 90]. К этому же варианту следует отнести и прогнутую подвязную фибулу из склепа 126, сделанную из тонкой пластины (рис. 3,7). Стержень пружины фибулы вставлен в пластинчатое свернутое кольцо, что, по мнению А.К.Амброза, является характерным признаком крымского и северокавказского производства [45, с. 39]. Аналогичные фибулы обнаружены в Заморском [46, с. 40, рис. 12, 15,18; 47, с. 105, рис. 1, 28].

Бронзовая фибула варианта 16-2/III-1 с декоративной кнопкой на головке из Скалистого, из склепа 421 украшена на широкой пластинчатой спинке резными кружочками и точками (рис. 3,8). Однотипные фибулы известны на памятниках вельбарской культуры III-IV вв. на территории Польши, к востоку от Средней Вислы [48, s. 129, rys. 65, d] и в Побужье [49, с. 46-47, 101, табл. VIII, 8а]. Они найдены в Танаисе [50, с. 325] и в Греции. По мнению А.К.Амброза, фибулы с кнопками попали в Причерноморье в IV в. из юго-восточной Прибалтики [51, с. 261, табл. VIII, 1].

Бронзовые двучленные прогнутые фибулы со сплошным пластинчатым приемником выявлены в Лучистом в склепах 58 и 156 (рис. 3,9,10) [11, рис. 8, 18]. Фибулы отлиты с узкой, короткой ножкой, равной по ширине корпусу. Приемник одной длины с ножкой, либо немного короче ее. Пластинчатый корпус фибулы из склепа 58 завершается тонкой пластинкой с отверстием для крепления пружины, а фибулы из склепа 156 - закручен в виде кольца. Аналогичная фибула с украшенными резными линиями спинкой и ножкой происходит из склепа 66 могильника Баклинский овраг, из погребения первой половины V в. с характерным для мужского костюма набором вещей [1, с. 62, рис. 20,1]. Видимо, такие застежки носили и мужчины, и женщины. Подобные фибулы известны в погребениях горизонта Д2 из Подунавья [52. S. 248, Abb. 16, 3,4]. По мнению А.И.Айбабина, названные фибулы характерны для дунайских германцев [1, с. 81]. Однотипные застежки найдены в погребении 241 последней четверти IV в. из некрополя Танаиса [53, с. 142, табл. Ill, 2] и на городище Зенонов Херсонес на мысе Зюк вместе с двупластинчатой фибулой с кербшнитной резьбой второй половины V в. [54, с. 152,167, рис. 17, 16,17].

Литые двупластинчатые фибулы из комплексов первой половины V в. представлены вариантами 21/IAA (рис. 3,11), 21/IАБ (рис. 3,12), 21/IБА (рис. 3.14-17), 21/IББ (рис. 2,13) и 21/IIАА (рис. 3,18-20) [6, с. 18-19]. Фибулы с укороченной массивной ножкой вариантов 21/IАБ из Скалистого (рис. 3,12) и 21/IББ из Гурзуфа (рис. 3,13) привезены, вероятно, с территории черняховской культуры, либо скопированы местными мастерами с привозных экземпляров. Остальные двупластинчатые фибулы из Юго-Западного Крыма сделаны под влиянием образцов V в. из Подунавья [1, с. 81; 41, с. 34]. Крымские подражания в соответствии с местными вкусами имеют небольшие размеры и поэтому часто их трудно отличить от изделий IV в. [41, с. 44]. Многие фибулы декорированы в том же стиле, что и их прототипы из Подунавья: прикрепленными у основания спинки гладкими или витыми проволочками (рис. 3,11,16,17), либо резными кружочками сточкой в центре (рис. 3, 16,20). Ножка и головка бронзовой фибулы из Лучистого, из склепа 100 украшена у основания спинки литыми треугольными выступами (рис. 3,19), имитирующими декоративные накладки, появившиеся в середине V в. на двупластинчатых фибулах в Подунавье [55, с. 107,144]. В первой половине V в. литые двупластинчатые фибулы преобладали среди плечевых застежек в костюме жительниц Юго-Западного Крыма. В V в. они были распространены и среди населения Херсонеса, о чем свидетельствуют многочисленные находки с территории его городища и из некрополя [6, с. 188, 189. рис. 9, 7,8; 10, 2,4,8; 56, с. 271, рис. 137, 1-4].

Во второй половине V в. в Юго-Западном Крыму входят в моду маленькие бронзовые литые двупластинчатые фибулы с кербшнитной резьбой, с треугольной или полукруглой головкой (рис. 3,21-23)[6, с. 19,177,193, рис. 2, 66; 14,1-6; 41, с. 46]. Они отлиты из бронзы, а рельефный орнамент подправлен резцом. В Крыму фибулы этого типа известны также в Херсонесе и на территории Боспорского царства [6, с. 19; 10, с. 73-74; 54, с. 152.167, рис. 17,17; 57, с. 39]. Фибула с треугольной головкой из Скалистого (рис. 3,27) идентична маленьким бронзовым литым застежкам с кербшнитной резьбой типа Левице-Прша, широко распространенным во второй половине V в. на Среднем и Нижнем Дунае в среде восточногерманских племен [10, с. 73; 57, с. 37; 58, S. 94-96, Abb. 7]. Происходящие из Херсонеса и Сахарной Головки фибулы с полукруглой головкой (рис. 3,22,23) И.О.Гавритухин отнес к причерноморской серии, сложившейся в Крыму [57, с. 33-34]. Крымские ювелиры освоили их производство используя в качестве образцов привезенные из Подунавья экземпляры [10, с. 73; 41, с. 46]. Фибулы из Скалистого и Сахарной Головки, вероятно, долгое время находились в употреблении. Первую положили в могилу с отломанной ножкой (рис. 3,21), на игольном аппарате второй видны следы ремонта (рис. 3,23).

В могиле 12 второй половины V в. из Сахарной Головки вместе с фибулой с кербшнитной резьбой лежала железная прогнутая застежка с прямоугольным в сечении корпусом, короткой ножкой с завитком на завершении и со сплошным приемником (рис. 3,24) [23, с. 180, табл. VI, 3]. Фибулы с завитком на ножке распространены в Ятрусе (Кривина) [59, Taf. 56, 747,749,755; 60, Taf. 1, 6,7]. Они отнесены к группе так называемых "балканских" фибул, бытовавших в IV-VI вв. в Нижнем и Среднем Подунавье и на Балканах [60, S. 96-97, Taf. 2, 6,7; 61, S. 140-141, Abb. 2, 2,3; 62, S. 383. Tat. 1, 5012]. Парные фибулы названного типа характерны для восточногерманского женского костюма конца V в. Они выявлены в остготских и гепидских погребениях этого времени из Сербии [60, S. 97; 61, S. 141].

На некрополях Сахарная Головка и Красный Мак обнаружены бронзовые броши в форме цикад (рис. 3,28) [23, с. 180, табл. VI, 6; 63, рис. 4, 12]. Однотипные броши происходят из Херсонеса (рис. 3,27) и Боспора [6, с. 26, рис. 10, 7.11-13], В Крыму они распространяются во второй половине V в. и бытуют в VI в. [1, с. 313, табл. XXVII, 152-154; 6, рис. 2, 64]. Производство застежек этого типа возникло в римских провинциях Подунавья [64, S. 96]. 3. Вински связывал появление изображений цикады на изделиях конца IV в. из Паннонии с возрастанием роли готов и аланов в этом регионе [65, S. 159]. Во второй трети V в. мода на броши в форме цикад распространилась у народов гуннского союза [14, S. 196]. Однотипные броши известны у меровингов в V - начале VI в. [66, р. 17-26], остготов Италии в первой половине VI в. [67, S. 207, Tav. XVIII, 2] и готов-тетракситов на Черноморском побережье Кавказа в VI в. [34, с. 76, 101, рис. 3, 5,6]. Проследить назначение названных застежек в костюме варваров Юго-Западного Крыма трудно, поскольку они происходят из разрушенных погребений. В Подунавье их носили женщины и девочки по одной или по две [14, S. 196]. В женском погребении 390 из могильника Дюрсо две броши лежали на плечах [34, с. 102-103].

В первой половине VI в. в Крыму начинается производство пальчатых фибул с концентрическими ромбами на ножке (рис. 3,26). Отлитые с тремя пальцами на полукруглой головке и декорированные кербшнитной резьбой эти фибулы отнесены А.И.Айбабиным к 1 варианту [1, с. 268]. При изготовлении собственной продукции херсонесские мастера использовали в качестве образцов аналогичные изделия из Подунавья и Италии [1, с. 268]. Привезенная из Подунавья фибула второй половины V в. с кербшнитным декором найдена на территории херсонесского некрополя (рис. 3,25) [6, с. 20,193, рис. 14, 8].

Украшения. В состав женских украшений, бытовавших в Юго-Западном Крыму в V - первой половине VI в., входят: серьги, браслеты, перстни, бусы и подвески. Наряду с ними мы рассмотрим украшения одежды, головных уборов и фибул.
По форме и конструкции серьги из погребений V - первой половины VI в. представлены четырьмя типами.
Тип 1. Серьги в виде кольца из тонкой, круглой в сечении бронзовой проволочки (размеры 1,6x1,8 см и 1,6x2,0 см) происходят из Лучистого, из погребений первой половины V в. (рис. 4,13,14). Серьга из склепа 55 сделана с гладкими, прямыми концами (рис. 4,13), а у серьги из склепа 100 один из концов закручен (рис. 4,14). Серьги примитивны в исполнении и имеют широкий круг аналогий.
Тип 2. Бронзовые серьги-калачики в виде колечек из круглой в сечении проволоки с заостренными, сомкнутыми концами и утолщенной центральной частью (диаметр 1,4 и 1,5 см) (рис. 4,15) обнаружены в Лучистом, в склепе 174 первой половины V в.

В римское время серьги этого типа встречаются на Среднем Востоке, на Кавказе и на территории Боспорского царства [68, 106,109; 69, с. 120, табл. 9, 2; 70, с. 101, табл. XXXI, 6]. С конца IV и до VII в. они бытовали на широкой территории от Волги до Западной Европы [40, с. 76; 67, р. 522-525, fig. 136]. Распространение названных серег в первой половине V в. в Подунавье, у народов гуннского союза исследователи связывают с влиянием сармато-аланской культуры [68, р. 110]. С этим же фактором и с тесными экономическими контактами с Боспорским царством следует связывать появление серег-калачиков в Юго-Западном Крыму,

Тип 3. Золотые серьги с фигурным щитком, декорированные сканой проволочкой, сердоликом или красным камнем и янтарем (длина 3,8-4,З см) (рис. 4,16-19) обнаружены в богатых погребениях первой половины V в. из Лучистого и Алмалык-Дере [11, рис. 13. 7,8; 14; 15, 30; 21,22,23; 36, S. 531, Abb. 7, 2]. Щиток сережек вырезан из пластины. К его верхнему краю припаяна проволочная дужка с заостренным концом. У всех серег в центре щитка напаяно каплевидное гнездо с плоской или выпуклой вставкой. Нижняя часть серег из Лучистого оформлена в виде трех круглых выступов, украшенных круглыми гнездами со вставками (рис. 4,16,17) или сканой проволочкой (рис. 4,18). Щиток серьги из Алмалык-Дере завершается двумя круглыми выступами и петелькой из припаянной на обороте проволочки, предназначавшейся для дополнительной подвески (рис. 4, 19).

Однотипные золотые серьги обнаружены в Керчи в склепах, открытых 24 июня 1904 г. и в 154/1904, в захоронении 9 [12. с. 53, 77, кат. 84, 243; табл. 22, 84; 50, 243] с инвентарем первой половины V в. [1, с. 266], а также в составе Таракташского клада из окрестностей Судака вместе с золотыми монетами Феодосия II (408-450 гг.) [71, с. 70, 71. рис. 1]. Якобы на Тамани нашли и хранящиеся в коллекции И. Диргардта однотипные серьги, купленные у семьи Мессаксуди [72, S. 125-126, Abb. 73-74]. Идентичные серьги находятся в коллекции А. Л.Бертье-Делагарда в Британском Музее [73, р. 98, fig. 1]. В сельской округе Европейского Боспора в первой половине V в. наряду с золотыми [74, с. 187, табл. XII, 18,19] носили однотипные серьги из железа со стеклянными вставками [75, с. 36, 79, рис. 27, 2] и повторяющие их форму пластинчатые серебряные подвески [45, с. 42, рис. 4,18]. В погребении 21 из некрополя "Сиреневая бухта" золотые серьги сопровождались индикацией с монеты Грациана (367-375 гг.) [74, с. 155]. Видимо, описанные серьги производились на Боспоре в первой половине V в. [1, с. 68, 312, табл. XXVII, 111; 9, с. 209]. За пределами Крыма единственная аналогичная золотая серьга обнаружена среди инвентаря погребения богатой женщины из Эрана (Франция), относимого к горизонту Унтерзибенбрунн [19, р. 333. fig. 3].

Тип 4. В начале V в. в Юго-Западном Крыму входят в моду серьги с 14-гранником. По способу изготовления и крепления многогранника они делятся на три варианта. В V в. преобладают серебряные серьги 1 варианта с припаянным к одному из концов проволочного кольца литым многогранником (рис. 4,1-9). Многогранник выполнен в форме куба со скошенными гранями. Некоторые серьги первой половины V в. имеют небольшой диаметр кольца (1,7-1,9 см) и маленький полиэдр (0,3x0,5 см) (рис. 4,1-3). Серьги из Лучистого целиком литые (рис. 4,1,3). Небольшие размеры характерны и для серег первой половины V в. из Боспора и его сельской округи [46, рис. 4,18; 12, с. 41, 85, табл. 11. 12; 55, 305; 75, с. 105, рис. 53, 17], а у некоторых из них маленькая 14-гранная бусина отлита вместе с кольцом [12, с. 53, табл. 22, 86; 75, с. 60, рис. 8,7]. У серег второй половины V в. диаметр кольца увеличивается (2,6-3,0 см), многогранник становится массивнее (0,6x0,7 см) (рис. 4,7-9). Некоторые серьги декорированы. Дужка серег из Сахарной Головки сделана из витой проволоки (рис. 4,6). Аналогичные золотые серьги, обнаруженные якобы на Тамани, хранятся в коллекции И. Диргардта [72, S. 122, Abb. 65, kat. Nr. 28]. На боковых гранях многогранников серег из Скалистого, из склепа 190 второй половины V в. выгравированы кружки (рис. 4,5) [8, с. 32, рис. 18, 39,40]. Так же украшены серьги из погребений V в. сельской округи Боспора [46, с. 34, рис. 4,18; 75, рис. 53,17].

Серьги с литыми многогранниками появились на рубеже IV-V вв. у населения римских провинций на Среднем Дунае и распространились у оседлых народов гуннского государства [67, S. 163-164]. В эпоху переселения народов они массово встречаются от Испании до Дагестана [34, с. 83-100, рис. 5, 26; 6, 3,29,50; 8, 6; 9,1,2; 10, 9; 11, 3,32; 12, 1,2; 41, с. 54; 67, S. 162-167, Abb. 14]. В Крыму серьги с припаянными литыми многогранниками бытуют до середины VII в. [6, с. 58, рис. 2, 60]. Местные мастера изготовляли их по дунайским образцам, копируя не только форму серег, но и элементы их декора. В Крыму, как и в Подунавье производили серьги с витой дужкой [52, S, 281, 288, Abb. 40, 7; 46, 3] или с резным декором на многограннике [76, с. 37, 43, рис. 6, 67; 10, 13].
Бронзовые серьги 2 варианта сделаны с литым многогранником, насаженным на проволочное кольцо (рис. 4,11). В боковых гранях 14-гранника серег второй половины V в. из Черной Речки укреплены красные камни полусферической формы (рис. 4,11а).

Серьги 3 варианта с надетым на проволочное серебряное кольцо полым многогранником обнаружены в могиле 8/41 первой половины VI в. из Сахарной Головки (рис. 4,10). Ромбические грани сделанного из фольги и заполненного пастой многогранника (рис. 4,10а) плакированы листовым золотом и инкрустированы красными и белыми стеклянными вставками [23, с. 179]. Серьги с напускными многогранниками появились в Подунавье одновременно с литыми [41, с. 54; 67, S. 162-167; 77, S. 243. Abb. 2,20,21]. По наблюдению Ф, Бирбрауера, серьги с ажурным, инкрустированным многогранником характерны для богатых варварских могил V-VI вв. из Подунавья и Италии [67, S. 164,165, 244-248, Tav. XLVIII, 3; LVII, 2,3; LXXVIII, 6,7; LXXXVI, 2,4]. В Крыму серьги с ажурным многогранником не имели широкого распространения. Они найдены только в упомянутой могиле из Сахарной Головки и в могиле второй половины VI в. из Керчи [1, с. 103, рис. 38, 2]. Подобные серьги, происходящие, вероятно, из Керчи, хранятся в коллекции И. Диргардта [72, S. 123, Abb. 69, Kat. Nr. 31]. Керченские серьги совершенно идентичны дунайским: их кольца сделаны из перекрученных проволочек, а ажурный кубический многогранник инкрустирован гранатами. Видимо, они, как и серьги из Сахарной Головки привезены из Подунавья.

По форме и декору браслеты, бытовавшие в Юго-Западном Крыму в V - первой половине VI в. представлены шестью типами (рис. 5).
Тип 1. Бронзовые браслеты из круглой в сечении проволоки с прямыми, заходящими друг за друга концами (рис. 5,1,2,8). Концы браслета из Лучистого слегка уплощены, а один из них декорирован мелкими насечками на боковых сторонах (рис. 5,8). Являясь простыми в изготовлении, браслеты этого типа имеют широкие хронологические рамки и ареал. В Юго-Западном Крыму их носили как в римское время, так и в эпоху раннего средневековья [78, с. 102, тип 1].

Тип 2. Бронзовый браслет из Скалистого, из склепа 485 первой половины V в. сделан из круглого в сечении стержня (рис. 5,4). Один конец расплющен и имеет круглое отверстие, второй, фрагментированный, видимо, был оформлен в виде крючка. Подобный браслет обнаружен в детской могиле IV в. из аланского могильника у с. Суворово [79. с. 107, рис. 60,20]. Вероятно, названные украшения являются поздним вариантом проволочных браслетов с концами, закрученными в форме крючка и петельки, известных в Юго-Западном Крыму на сарматских памятниках I-II вв. [80, с. 38, тип I, табл. X. 9] и в аланских некрополях во второй половине III в. [42, с. 100, табл. XIII. 8; 81, с. 177, рис.4, 4].

Тип 3. Бронзовый браслет первой половины V в. из склепа 100 могильника Лучистое, выполнен из крученой проволоки с сомкнутыми концами (рис. 5,5). В Крыму браслеты из крученой проволоки с концами различной формы известны в погребениях римского времени на некрополях Херсонеса [82, с. 99, тип 8; рис. 61, 18,20; 62, 9,11-13]. Скалистое III [83, рис. 5, 23] и Ново-Отрадное [69, с. 120, 139, тип VIII, табл. 9,15].

Тип 4. Браслеты с утолщенными концами. Бронзовый браслет из Скалистого, из склепа 421 первой половины V в. сделан из круглого в сечении стержня со слегка утолщенными, несомкнутыми концами (рис. 5,3). У бронзового и железного браслетов второй половины V в. из Лучистого, выполненных из овального в сечении стержня, утолщенные концы заходят друг за друга (рис, 5,9,10). Браслеты с утолщенными концами бытуют в Северном Причерноморье с I в. н.э. [69, с. 139, тип IV]. В.М.Зубарь связывает их распространение в Юго-Западном Крыму с притоком сармато-аланского населения [82, с. 99]. В этом регионе браслеты с утолщенными концами в римское время известны в Херсонесе [82, с. 99, тип 7, рис. 61, 15,17], на памятниках позднескифского сарматизированного населения [80, с. 36, 38, типы III и V, табл. X, 1,2.7; 83, с. 144; 84, с. 93, группа I/1б, табл. XXXIII. 16,20,23; 85. с. 110, рис. 33, тип V], а также в могильниках, оставленных аланами [41, с. 100, табл. XIII. 6; 81, с. 177, 180, рис. 4, 3,6; 7, 27; 86, с. 543, рис. 4, 15] и германцами [87, с. 268, рис. 10, 5,6; 88, с. 150, 156, рис. 5, 4; 7, 12].

Тип 5. Серебряные браслеты из круглой в сечении проволоки с прямыми, сомкнутыми концами, украшенными резными линиями обнаружены в детском погребении середины V в. из склепа 75 Лучистого (рис. 5,7) и в подбойной могиле 754 из Скалистого с серьгами с 14-гранниками (рис. 5,12) [8, с. 156-157, рис. 116, 8,9]. В большом количестве такие браслеты найдены в погребениях IV в. из Каллатиса [89, р. 51,155, PL XXI]. В Чакваре подобный браслет зачищен в могиле первой половины V в. вместе с серьгами с многогранниками [76. с. 37, рис. 6, 67]. Аналогичные бронзовые браслеты обнаружены в склепе первой половины V в. некрополя Старожилово I из сельской округи Европейского Боспора [75, с. 64, рис. 12, 18,19] и в могильнике на р.Дюрсо в захоронениях с двупластичатыми фибулами варианта 16 (по А.В.Дмитриеву), бытовавшими в двух первых третях VI в. [34, рис. 5, 25; 8, 7; 9, 35].

Тип 6. Браслеты из круглого в сечении серебряного стержня с утолщенными, сомкнутыми концами с 5-ю поперечными, резными бороздками зачищены в погребении первой половины V в. из склепа 75 Лучистого (рис. 5, 6) и в могиле 8/41 первой половины VI в. из Сахарной Головки (рис. 5,11). Браслеты этого типа появляются на Среднем Дунае на памятниках горизонта Д2/ДЗ (430/440-470/480 гг.) [52, S. 270, 271, 284, Abb. 31,8,12; 33, 6; 43,2] и становятся составной частью женского костюма германцев. Они распространены в остготских погребениях периода ДЗ (450-480/490 гг.) в Подунавье [22, р. 168-169, Fig. lll.26,f, Cat. n.III.6; 67, Tav. LXXXIV,2,3; 90, S. 326,345, Taf. 52, Vll,37.c; 91, c. 67, рис. 3,4] и конца V-начала VI вв. Италии [67, S. 318-319, Tav. XLII,4]. Такие браслеты носили аламаны во второй половине V в. [28, S. 210, 212, Abb. 213; 217; 92, S. 183,185, Abb. 190; 193] и гепиды в VI в. [21, S. 217, № 166, Taf. CXCV.2; CXCVI.8].
_____

*Антропологическому исследованию подверглась лишь небольшая часть костных остатков из могильника у с. Лучистое [5].

Далее>>


Copyright © 2003 "Древнее золото Крыма".